Мысли о чтении

Темы, которые никуда не вписываются

Модератор: Модераторы

Мысли о чтении

Пост №1  Сообщение ВЛАДОС » Пн ноя 17, 2014 9:49 pm

Перечитывал А.С. Пушкина. Каждый раз немного радуешься его языку. Он так пишет, как будто это написано вчера, очень современен В чём его гениальность, так это язык, ведь он его и сотворял..
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 1940
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Мысли о чтении

Пост №2  Сообщение Keffiro » Вт ноя 18, 2014 7:12 pm

да, читать его приятно. Тоже хочется кое-что перечитать, кое-что конкретное.
Мне еще Борхес нравится. Просто читая его - Вселенная расширяется.
Ангел в душе живет, но запечатлен, а любовь освободит его
Аватара пользователя
Keffiro
Старожил
 
Сообщения: 2927
Зарегистрирован: Пт апр 09, 2010 10:56 pm
Откуда: город N
Blog: View Blog (25)

Re: Мысли о чтении

Пост №3  Сообщение ВЛАДОС » Чт ноя 27, 2014 12:03 am

Очень точно образ Базарова у Тургенева написан, волевой прагматик, очень знакомый образ в жизни, он идеалист- прагматик, хотя ему трудно это признать.. он атеист, но Бог Базарова в разуме и науке, жаль, что Тургенев не писал о эволюции Базарова в жизни , это, пожалуй могло быть интересней...
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 1940
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Мысли о чтении

Пост №4  Сообщение URAN » Чт ноя 27, 2014 10:05 am

Все дело в том, что наука, истинная наука, и прагматизм - не противоположны знанию о душе, об энергетическом Тонком Мире.
Малое знание, "атеистическая наука" - это начальный этап науки.
Потому подобный образ выхвачен из общего контекста знания и иллюзорен, идеалистичен. Трудно понять его назначение.
Он будет эволюционировать расширением в направлении невидимого и неощутимого. Это естественный путь эволюции. Много чего невидимо. И газы, и микроорганизмы, и атомы, и радиоволны, и смертельная радиация, и энергетические миры, и душа.

Гениальный врач, хирург-практик, профессор В.Ф.Войно-Ясенецкий ответил на все вопросы коротко:

"— Как это Вы верите в Бога, профессор Ясенецкий-Войно? Разве Вы его видели, своего Бога?
— Бога я действительно не видел, гражданин общественный обвинитель. Но я много оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, никогда не видел там также и ума. И совести там тоже не находил."

Я - за реальность. Слог писателя и поэта служит полезному делу, но часто материал для образов остается несовершенным.
Аватара пользователя
URAN
Проверенный временем
 
Сообщения: 6835
Зарегистрирован: Пн окт 08, 2007 8:00 am
Откуда: РОССИЯ !
Blog: View Blog (3)

Re: Мысли о чтении

Пост №5  Сообщение Keffiro » Чт ноя 27, 2014 6:43 pm

Не соглашусь с воспеванием Базарова, это просто молодой человек попавший под гнет суб культуры негилистов. Он не сформировавшееся личность, он личинка попавшая в капкан своего ума. Умный мальчик, но дурак. Жалко его было в конце, его смерть - как перерождение Алекса у Берджиса. Все изменяется - либо погибает, неверный путь и смерть.
Базаров дурак, полюбил и был бессилен. На его месте ведь надо же было сказать.
Ангел в душе живет, но запечатлен, а любовь освободит его
Аватара пользователя
Keffiro
Старожил
 
Сообщения: 2927
Зарегистрирован: Пт апр 09, 2010 10:56 pm
Откуда: город N
Blog: View Blog (25)

Re: Мысли о чтении

Пост №6  Сообщение URAN » Чт ноя 27, 2014 9:17 pm

Может быть, он подошел к миру со своими мерками, даже когда нашел бесценное?
Как думаете, писатель случайно давал фамилии героям? Я не очень помню. Анна Одинцова осталась одна?
Аватара пользователя
URAN
Проверенный временем
 
Сообщения: 6835
Зарегистрирован: Пн окт 08, 2007 8:00 am
Откуда: РОССИЯ !
Blog: View Blog (3)

Re: Мысли о чтении

Пост №7  Сообщение Keffiro » Чт ноя 27, 2014 9:23 pm

Не умела Одинцова жить, любить жизнь, не умела сочувствовать и чувствовать, ей суждено было всегда быть одной, одинокой. Заметим, каково происхождение её фамилии: Одинцова - один, одна, одинокая. Героиня не жила, а существовала. Базаров попробовал пробудить ее, но получилось наоборот: она пробудила его.
Одинцова, вызвав в Базарове бурю эмоций, испугалась и отшатнулась от него. А герой влюбился и, наконец, понял, что в этом мире есть что-то помимо неопровержимых научных теорий и фактов, что есть еще любовь, которую не докажешь экспериментально. Если сначала Базаров стоял на одной ступеньке с Одинцовой, то теперь он возвысился, поднялся над ней. А она осталась там, внизу, в своем уютном тихом мирке.

Образ Анны Сергеевны Одинцовой помог Тургеневу лучше раскрыть образ Базарова, показать глубину его души, сокрытую под маской нигилизма. Одинцова сыграла свою роль - и покинула театр, возвратилась в свой собственный нигилистический мирок. Но если нигилизм Базарова не смог победить его внутреннюю сущность, если Базаров понял несостоятельность своей теории, то Одинцова так и не поняла, что ее неумение любить, дарить тепло, страдать, чувствовать - это тоже по-своему нигилизм, отрицание душевных волнений (а может, отрицание души?)

в какой-то мере.
Ангел в душе живет, но запечатлен, а любовь освободит его
Аватара пользователя
Keffiro
Старожил
 
Сообщения: 2927
Зарегистрирован: Пт апр 09, 2010 10:56 pm
Откуда: город N
Blog: View Blog (25)

Re: Мысли о чтении

Пост №8  Сообщение ВЛАДОС » Ср дек 10, 2014 11:29 pm

Читал год назад Гофмана, " золотой горшок" , эта сатира на мистику., колдовство.. а вот "Крошка Цахес" показался не столь сильным, как я думал, слишком мало противоречий, а Цахес слишком глуп, наверно если бы он был талантлив, но его бы ещё возвеличивали, то это было интересней..
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 1940
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Мысли о чтении

Пост №9  Сообщение ВЛАДОС » Пт окт 30, 2015 8:59 pm

Ч. Айтматов был не только экологом Духа, он был единственным Киргизским писателем, которого читали во многих странах. Он был романтик и человек этической мысли
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 1940
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Мысли о чтении

Пост №10  Сообщение ВЛАДОС » Ср янв 20, 2016 10:29 pm

В исключительно жестких цензурных условиях Твардовский поддержи-
вал и отстаивал для "Нового мира" вольнодумные произведения: поддерживал и такие произведения
, как "Трава забвения" и "Кубик" Валентина Катаева. Все это впервые опуб-
ликовано в журнале Твардовского.
На страницах "Нового мира" - разнообразие талантов, имен, во многих
случаях "открытых" журналом: В. Панова, В. Овечкин, С. Залыгин, А. Яшин, Г.
Троепольский, О. Берггольц, М. Алигер, В. Тендряков, Ч. Айтматов, Р. Гамза-
тов, В. Семин, В. Поляков, Ф. Искандер, Б. Можаев, Ю. Трифонов, В. Быков, Э.
Казакевич, В. Белов, А. Жигулин, Н. Баранская, Н. Ильина... Писатели старше-
го поколения: И. Эренбург, И. Соколов-Микитов, К. Паустовский, В. Каверин,
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 1940
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Мысли о чтении

Пост №11  Сообщение Лучиста » Ср май 04, 2016 8:13 pm

Книги. Я пока книги не читаю,так как самое приятное оставляю на потом. А пока читаю журналы с небольшими рассказиками о жизни. Есть возможность читать такие журналы. Есть место,где я могу брать эти журналы-поэтому пока их только и читаю. Но в конце концов когда-нибудь я их перечитаю,со временем. И буду читать книги. У меня разные ощущения от книг,которые я читала и книг,которые не читала. Правда я всего-то прочитала одну треть или даже одну четвертую небольшой книжки. Но ощущения от прочитанных и непрочитанных книг наверное у всех отличаются. Но у меня это как-то по особенному,я так думаю...энергетически книги воспринимаю по своему. Особенные ощущения.
Долгое время я не могла никак читать. Сейчас вроде стало получше. Но читать я могу только очень медленно,и останавливая взгляд на строчках.
В какой-то теме солнышка(участница форума),писала что испытывает какое-то ощущение, когда берет в руки журнал или книгу. Не помню точно что она писала,но суть в том что испытывает положительное/хорошее чувство. Я не знаю,что испытывает вы,когда берете в руки книгу или журнал...
Я людей не знаю,не знаю много или мало читают люди. Но читать можно везде. Если учишся-то можно читать книги на переменах,так поступает одна девушка с которой я переписывалась. Можно читать в транспорте,но это вредно. Можно читать перед сном. Даже во время еды можно читать,но это тоже вредно. Некоторые люди записываются в библиотеки. :read:
Ещё подумала о энергетике... Новая книжка энергетически воспринимается по-другому чем старая. Вообще,люблю как пахнут новые книжки. И как шуршат страницы,когда их перевертываешь. А старые книжки-они уже потертые,у них могут быть вырваны страницы.
Для некоторых книги ассоциируются с уютом. Например,всем известно,что если у человека все хорошо(у меня не так)- то как бывает прекрасно - устроиться в кресле,сесть поудобнее,накрыться пледом,и под звуки дождя начать читать книгу. В такие моменты человек наверное больше всего расположен к чтению.
Десять лет назад я покупала книги Наталии правдиной...так когда они стояли в магазине,казалось что они светились. Но я это воспринимала не внешним зрением,а внутренним. Сейчас эти книги Наталии правдиной уже не читаю,но спустя десять лет собираю прочесть заново. Эти книги мне интересны тем,что из них можно взять достаточно много информации,о чем можно пообщаться. Единственное,что мне не хочется читать - это стихи. Наверное,потому что из них можно взять мало информации для общения.
А кто-то книги выбрасывает(((
Аватара пользователя
Лучиста
Активный участник
 
Сообщения: 327
Зарегистрирован: Чт июл 08, 2010 10:24 pm
Blog: View Blog (6)

Re: Мысли о чтении

Пост №12  Сообщение ВЛАДОС » Ср май 04, 2016 9:58 pm

а я люблю читать воспоминания и биографии и публицистику.. характеры людей и их образ, однако реально живущих.
очень люблю исторические книги о философии и этике..
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 1940
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Мысли о чтении

Пост №13  Сообщение URAN » Пт май 06, 2016 1:35 pm

ВЛАДОС писал(а):а я люблю читать воспоминания и биографии и публицистику.. характеры людей и их образ, однако реально живущих.


Может, я не с этой планеты, но я потому и не люблю художественную литературу, что в ней речь идет не о реально живущих достойных личностях. Не понимаю выдуманных ролей.
Но на биографиях и историях из реальной жизни, можно учиться. Особенно показывающих достойные для подражания и осмысления примеры воли, труда, энергии, или сострадания.
Там устанавливается реальная живая связь.
Полотна художников чаще с натуры пишутся. Природа, естественная гармония, на которой можно учиться.

Литераторы бывают весьма талантливы и наблюдательны, ставят сверхзадачи, но их произведения рассчитаны на широкую аудиторию, представление обывателей о том, что есть материальная жизнь. А представления об иных мирах мало влияют на сюжет или вовсе игнорируются в картине мира авторов. Это наивный мир материализма, прошлого. Как скакать на одной ноге. Игнорировать то, что вижу и чувствую я не могу, и потому приветствую активно развивавшуюся фантастику, когда она не в стиле "экшн", а тоже серьезна, несет полезный смысл, зовет к саморазвитию, подает достойные примеры жизни и стремлений, открывает новые горизонты в мышлении.

В фантастике есть помимо наблюдений из реальной жизни больше свободы полета мысли, стремления в будущее, воплощения идеалов, не связанных представлениями о "реальной" жизни, как ее понимает общество.

Философия полностью погружена в мир идеалов - с одной стороны это хорошо, но чистая философия уже не так актуальна, когда мир нуждается в преодолении материализма с его научным прогрессом. Может быть жизненная этика, синтез философии и этики в жизни покажет преимущество философского мышления? Но я полагаю, будущее - за синтезом всех прогрессивных областей: науки, философии в творчестве. Каждая область должна расширяться - наука должна перестать самоограничиваться материализмом, философия и этика - не отрываться от практики и науки, должна пустить корни в реальность.

Каждая книга несет отпечатки ауры тех людей, которые ее касались и читали. Хорошие старые книги читали хорошие люди, как правило ) Потому такие книги и приятнее взять в руки. Можно через ауру читателей соприкоснуться напрямую с далекой эпохой. Я листал журналы и книги вековой давности. Новые книги никто не открывал еще. У них еще прозрачная аура. Только притяжение идей.
Даже когда старая книга стоит на полке, и ты пробегаешь ее взглядом, то уже можешь уловить те идеи, которые она притягивает, и помогает мыслить. Таким образом даже закрытая книга бывает наводит на размышления, направляет мысль в нужном направлении, хотя бы как памятка.

"Мысли о чтении " - это очень глубокая, неисчерпаемая тема.
Как вы ощущаете текст разных авторов?
Аватара пользователя
URAN
Проверенный временем
 
Сообщения: 6835
Зарегистрирован: Пн окт 08, 2007 8:00 am
Откуда: РОССИЯ !
Blog: View Blog (3)

Re: Мысли о чтении

Пост №14  Сообщение Лучиста » Сб май 07, 2016 7:55 pm

Интересно,что можно узнать для изучения-если взять меня,как человека малочитающего. Я имею ввиду что по мне можно изучить. Да,я читаю совсем не то что нужно читать. Да,я медитировала над картинками из журналов. Это заняло длительное время. В жизни бывают разные периоды и разные мнения о разных вещах. Мнения...возможно,если-бы я читала,то о каких-то вешах у меня было другое мнение.
Почему я написала о периодах ? Опять-таки с течением времени меняются как наше мнение,так и восприятие. Приведу пример со своей подругой,чтобы было понятно. Это было очень давно. Речь идёт о книгах Наталии правдиной и о позитивном мышлении. Я первая заинтересовалась этими книгами,и я также первая поняла что в определённых условиях,позитивное мышление-это просто ерунда. Это моё мнение. Подруга-же заинтересовалась книгами правдиной после меня. Сначала она также как и я была в воодушевлении от ещё книг,но потом поняла что что-то не получается. Причём тут жизненные периоды? Дело в том что нужно поймать момент,и понять,как мышление человека различается в разные периоды. Например,можно пообщаться с подругой было в тот период,когда у неё ещё было вдохновение от книг. И потом пообщаться в тот период,когда она уже заинтересовалась в этих книгах,Наталии правдиной. В итоге,в первом и во втором случае мы увидим разность в мышлении. Увидим разность во мнениях одного и того-же человека.

Другое дело что возможно что книги не очень сильно влияют как на мнения о чем-либо. Или все-таки в результате чтения мы меняем мнение о каких-то вещах? Может-ли после прочтения определённых книг у человека поменяться мнения ?
Как это относится ко мне ? Возможно,если вы меня что-то сейчас спросите,и я вам отвечу-в результате у вас формируется определённое мнение обо мне. И потом я начну читать... :read:
И уже потом,когда я буду начитанным человеком,вы снова поспрашиваете у меня о чем-то. И спустя время я уже буду говорить совершенно другое,высказывая своё мнение.
Аватара пользователя
Лучиста
Активный участник
 
Сообщения: 327
Зарегистрирован: Чт июл 08, 2010 10:24 pm
Blog: View Blog (6)

Re: Мысли о чтении

Пост №15  Сообщение ВЛАДОС » Вс май 08, 2016 6:57 pm

В России, наверное, самый обиженный мир литературы, это реализм.. воспоминания и биографии в отличии от фантастики и постмодернизма, реже находят читателей и такие книги и найти бывает невыразимо трудно.. ( я, к примеру для темы на этой форуме о шестидесятниках материал искал часами, пробираясь через интернет. надеюсь, что найду ещё.

Лучиста писал(а):,

Другое дело что возможно что книги не очень сильно влияют как на мнения о чем-либо. Или все-таки в результате чтения мы меняем мнение о каких-то вещах? ,
Как это относится ко мне ? Возможно,если вы меня что-то сейчас спросите,и я вам отвечу-в результате у вас формируется определённое мнение обо мне. И потом я начну читать... :read:
И уже потом,когда я буду начитанным человеком,вы снова поспрашиваете у меня о чем-то. И спустя время я уже буду говорить совершенно другое,высказывая своё мнение.

Литература способна переносить опыт, это факт.. Но дело в том, что обычно книги не имеют много читателей. .. скажем, о советских шестидесятниках написано не так много. А классических книг, что читали миллионы, нету вовсе, ну разве что Аксёнов.. Документальных широко известных книг и вовсе нету..

Добавлено спустя 9 минут 36 секунд:
А.Чехова воспринимаю,как писателя несущего уныние, он в этом угле зрения очень предвзят, хотя честен. М. Горький талантлив, но очень много писал о низком в человеке, и потому стал духовно слабел. Хотя был, выше своих героев и их мира, почитайте его дневники и письма..

Добавлено спустя 4 минуты 44 секунды:
В СССР было два интересных направления литературных: фантастика и деревенская проза. Реалистов многоплановых почти не было, их очень не хватает..
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 1940
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Мысли о чтении

Пост №16  Сообщение ВЛАДОС » Вт авг 02, 2016 4:42 pm

Воспоминания поэта и школного математика Евгения Бунимовича прочёл. О необычной второй московской математической школе, которую он закончил, о том, почему решил стать школьным учителем, а не идти в науку..
И о дружбе с поэтами Москвы и Питера.. о поэтах, которых почти не знали современники до перестройки в СССР.
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 1940
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Мысли о чтении

Пост №17  Сообщение Лучиста » Вт авг 02, 2016 7:55 pm

А я прочитала можно сказать первую и единственную книгу за очень долгий период,давно не читала.книга автора Мэри Хиггинс Кларк -''пока моя красавица спит''. Я периодически при чтении смотрела на обложку книги. Ну обложка как обложка. Но мне необходимо было смотреть на обложку. Поверхность матовая и приятная на ощупь. Обложка разделена на правую и левую стороны,слева расположена фотография,справа - название книги. И справа зелёный фон.так я читала так,посмотрю на обложку-читаю,снова посмотрю на обложку-снова читаю.
В книге часто упоминалось о моде,и читалось довольно легко.
Аватара пользователя
Лучиста
Активный участник
 
Сообщения: 327
Зарегистрирован: Чт июл 08, 2010 10:24 pm
Blog: View Blog (6)

Re: Мысли о чтении

Пост №18  Сообщение ВЛАДОС » Вт окт 18, 2016 8:08 pm

Про связь политики и античной литературы писали и в советские времена, но очень дубово. Недавно мой коллега обнаружил в тексте 30-х годов (там все время искали предтеч коммунизма), что Овидий был зачислен в провозвестники коммунизма. Почему? Потому, что у него есть описание Золотого века…

— Но с тех пор-то все изменилось?

— Конечно. Сейчас мы подходим к этому совсем иначе. И понимаем: литература в античности была не изящной словесностью. Она являлась крупным институтом, встроенным в социально-политическую структуру общества. Почему греческая трагедия собирала, мы сейчас бы сказали, стадионы на 20 тысяч человек? Потому что литература вырабатывала политическую повестку дня, обсуждала острейшие проблемы. Иногда пьесы — высказывания на злободневную тему: начинать военную экспедицию или не начинать?

Греческие тексты в моделях нового времени мы воспринимаем как тексты на все времена. Но стоит помнить, что они таковыми изначально не мыслились! Греческая трагедия в породившем ее «золотом» V в. до н.э. должна была ставиться один раз. Уже только потом, в IV в. и далее, начались постоянные перепостановки. Так что по своему замыслу какой-нибудь «Эдип-царь», страшно сказать, — одноразовая вещь. Только «Орестея» была признана таким замечательным текстом, что его ставили не однажды. А остальные — однажды! В определенное время, в определенном месте, с определенной повесткой дня.

Политика и литература в античности — области, которые определяют друг друга. Это не социальный заказ, а сложное взаимодействие. Не случайно император Август, когда он создает империю, ставит одну из главных задач: создать великую литературу, которой у римлян в это время не хватает. Потому что знает: великая литература — часть государства.


Фото: Влад Докшин / «Новая газета»
— Но в русской, российской реальности литература тоже играет важнейшую роль…

— С небольшой оговоркой. В античности литература и есть социальный институт, а в русской культуре она все время претендует на то, что она социальный институт. Поэт в России больше, чем поэт, и так далее. Но интересно, что во внешнем восприятии Россия — это прежде всего литература. Недавно мой коллега, тоже работающий в ШАГИ, историк ХХ века, сделал чрезвычайно интересный доклад на тему, чем определялось восприятие «русского» в Германии в начале ХХ века, а в действительности, и позже. «Русского» как феномена — русский человек, русский народ и так далее. И очень остроумно показывал, что все определялось общим противопоставлением «Достоевский — Толстой». В зависимости от политической ситуации эта дихотомия работала по-разному, но оставалась моделью восприятия русского, в том числе в политике, политических решениях, в государственной пропаганде.

— Но то, что на наших глазах русская всемирная отзывчивость превращается в русскую всемирную ненависть, есть все же некоторое поражение гуманитарных представлений. Нет?

— Ну, глобальные тенденции всегда переменчивы. Всемирная отзывчивость изначально несет идею некоторой исключительности. Мы отзывчивее всех на свете! Отсюда до перехода к всемирному отторжению — один шаг. И то и другое — крайности. К тому же гуманитариям вообще свойственно все время говорить о кризисе. Нет ничего более постоянного и древнего в человеческой культуре, чем разговор о кризисе духа.

Мечта о золотом веке — о том, что раньше было хорошо, а сейчас становится плохо, — постоянно воспроизводится в человеческой истории. Если почитать поэму Гесиода «Труды и дни» и сравнить ее с речами Зюганова — модели все те же самые. Раньше работали — сейчас не работают, была справедливость — теперь ее нет. Человечество всегда говорит, что традиционные ценности рухнули и нынешние много хуже, чем предшествующие. Опыт гуманитарной науки затем и нужен, чтобы понять: истины в последней инстанции не существует. Она заключается в процессе, а не в результате.

— Что определило путь от античной гармонии к скрежету деконструкции?

— Что такое античная гармония? Со времен Ницше это идеальное сочетание аполлонического и дионисийского начал. Гармония в античном понимании — это идея постоянного соотнесения противо­положных полюсов. Это всегда обсуждение одной идеи с противоположных точек зрения. Ведь для Дерриды Платон — главный материал для рассуждения. Еще софисты настаивали на том, что нет никакой окончательной истины. Деконструктивисты — про то же самое. Здесь очень важно не создание системы ценностей — хорошо и плохо, а понимание того, что главное, чем человек должен заниматься, — это думаньем, обсуждением и пониманием того, что думают и обсуждают другие. И гармония — тоже процесс. Это касается всех сторон человеческого бытия.

— Бахтин говорил, что гуманитарные науки изучают «говорящее бытие»… Оно с каждым временем разговаривает по-разному?

— Мне нравится фраза великого антрополога и структуралиста Клода Леви-Стросса, который сказал, что понятие «прогресса» применимо только к материальному миру. А в сфере духовного человек всегда мыслил одинаково хорошо, просто по-разному.

— Что стоит за этим почти оксюмороном: школа актуальных гуманитарных исследований?

— Она возникла 3 года назад, изначально у нас были только лаборатории, а потом мы предложили новые образовательные программы по истории, филологии и переводу, культурологии. Большинство студентов бакалавриата в Институте общественных наук РАНХиГС — от пиара и менеджмента до истории и публичной политики — первый год учатся вместе, выбирая специализацию только на втором году. Дальше тоже есть общие курсы для всех, например, курс великих книг. Сервантес и Дефо, Теккерей и Кафка. Или античная драма и Шекспир. А в другие семестры читают книги по экономике или психологии. В итоге все должны прочитать некий набор книг, это, по-моему, очень важно. Но самое важное: эта система рассчитана на постоянный самостоятельный выбор студентов. Классическая специализация тоже является одной из возможностей для такого осознанного выбора.


Фото: Влад Докшин / «Новая газета»
— Чему учат публичных политиков? Интересуюсь в заботе о будущем…

— Ну, это не моя область, могу только предложить, что для них можно почерпнуть в моей специальности. Знаете, в античных ораторских школах было специальное упражнение, придуманное софистами: человек должен был уметь произносить речь «за» и «против» с одинаковой степенью убедительности. Скажем, сначала речь против абортов. Потом — за аборты. Можно рассматривать это как верх политического цинизма. А можно иначе: если ты натренирован на то, чтобы уметь мыслить «за» и «против», если ты способен понимать аргументацию противоположной стороны, ты — перспективный, более того, мудрый политик.

— …И благодаря преподаванию вы не чувствуете себя исчезающим видом?

— Не чувствую! Родители студентов нас часто спрашивают: а где он/она будет работать после? Да где угодно: два или три языка, умение извлекать информацию, мыслить. Образование — не профессия! А способность образовывать и менять свою личность, развиваться.

— У вас есть пристрастия? Любимые персонажи?

— Больше всего я люблю Софокла. Идея взглядов с разных сторон у него наиболее тонко выстроена; его тексты очень не тривиальным образом решают проблемы, которыми занята греческая трагедия. И язык его наиболее эстетически сдержан и самодостаточен. Из всех греческих философов мне больше всего нравится Аристотель, может быть, потому, что он самый рациональный. Гомера я просто люблю и все. Из римлян — Катулл, Вергилий, Овидий.

— Кто из них был человеком на все времена?

— Гай Юлий Цезарь, думаю, прекрасно встроился бы в наш век. И его антипод — Цицерон. Каждый великий автор — продукт своего времени, но его величие определяется тем, в какой мере он сам формирует это время.

— Стоики могут пригодиться нам сегодня?

— Имеете в виду стоическую этику? Стоиков я люблю прежде всего за ту же разносторонность и целостность. Они первыми увидели мир целостным, в единстве физики, этики и логики. И были убеждены, что эти области знания управляются общими законами. У них, между прочим, есть понятие «безразличного». Есть многое в окружающем мире, к чему мудрец должен относиться безразлично: например, к богатству, или славе, или даже к смерти. Противопоставляя, как и другие философские школы, активную и созерцательную жизнь, они искали их рациональное сочетание, а не призывали к выбору исключительно одного способа существования в мире.

— Есть в вашей науке что-то, кроме археологических обломков, что можно потрогать руками?

— А как же! Папирология. Чтобы сегодня прочитать античные тексты, используется космическая техника. Это как открыть невидимую звезду: так же видят буквы, которых увидеть нельзя. И одно­временно это техника спецслужб — прочитать то, что сгорело. У нас в стране, кстати, почти нет людей, которые умеют читать папирусы, но вот сейчас одна моя ученица, которая уехала в Англию, научилась этому и вернулась к нам на стажировку: в России есть папирусы, которые толком еще не описаны.

Античность в мире присутствует по-разному. Я, к стыду своему, в первый раз недавно оказался в Риме (Грецию всю объездил). Есть Афины — современный город, в котором есть Акрополь, и он существует сам по себе. Но Рим тем удивителен, что там античность — часть среды. Там лежат канализационные люки, на которых написано то же самое, что на штандартах римских легионов тысячелетия назад: «Сенат и римский народ». Это выглядит абсолютно естественно. И вообще, чем органичнее наша дисциплина встроена в другие гуманитарные науки, чем меньше выпячена, тем существеннее ее предназначение. Она должна быть средой, а не отдельно взятым Акрополем.

— У вас есть ощущение, что то, чем вы занимаетесь, выше всего остального?

— Нет!

— У вас есть ощущение, что Софокл — вершина, выше которой никто не поднялся?

— Нет! Софокла я чуть лучше понимаю, но меня так же захватывают Шекспир и Кальдерон. И я с не меньшим удовольствием, чем пьесу Софокла, читаю «Антигону» Ануя, замечательная пьеса. Я не склонен к выстраиванию иерархий, я люблю разные тексты и жанры. Все — процесс. Весь опыт античности для меня — это опыт постижения того, как человеку сегодня мыслить и взаимодействовать с миром…
Николай Гринцер
Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/10/14/70175-nikolay-grintser-esli-pochitat-poemu-gesioda-trudy-i-dni-i-sravnit-ee-s-rechami-zyuganova
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 1940
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Мысли о чтении

Пост №19  Сообщение ВЛАДОС » Ср окт 26, 2016 10:02 pm

Сергей Кормилов
Обаяние личности ученого
Е.А. Маймин. О русском романтизме. Русская философская поэзия. Лев Толстой: Путь писателя. Воспоминания. Переписка. Под редакцией Н.Л. Вершининой и Е.Е. Дмитриевой-Майминой


Раз в два-три года Псковский университет проводит научные конференции в память Е.А. Маймина (1921–1997), заведовавшего в нем кафедрой литературы. Большой том его историко-литературных работ, воспоминаний и переписки доказывает, что личность этого ученого и педагога располагала к себе практически всех, кто его знал.
Ко времени докторской защиты Маймина атмосфера в филологических кругах была уже не такой, как та, в которой защищал свою докторскую его старший корреспондент А.В. Чичерин в Пушкинском доме. По поводу майминских воспоминаний о высокоталантливом и глубоко порядочном Б.В. Томашевском он рассказывал в письме из Львова во Псков, как тот ему «говорил: я не могу ни одного слова сказать за принятие к защите вашей диссерт. Достаточно мне два слова сказать в вашу пользу, чтобы несколько влиятельных членов стали бы вашими рьяными врагами. При трех одинаково положительных отзывах и только положительных выступлениях двое голосовали все-таки против. Б.В. сказал мне по этому поводу так: “Особенно я поздравляю вас с тем, что такой-то и такой-то за вас не голосовал. Вам не придется этого стыдиться…”».
Правда, Евгений Александрович прошел всю войну далеко не на легких участках, не раз был ранен, стал инвалидом. Когда его принимали в Союз писателей и устроили «обсуждение кандидатуры», А.М. Турков, тоже фронтовик, воскликнул: «Да какое еще может быть обсуждение? Это же смертник!». Но длительная угроза смерти в некоторых фронтовиках только укрепляла жизнелюбие и веселость. После докторской защиты Маймина его друг, однокурсник в Ленинградском университете, Ю.М. Лотман послал ему телеграмму как пушкинист пушкинисту: «Всего что ведал наш Евгений пересказать мне недосуг привет тебе великий гений и корифеус всех наук.» Среди фотографий на вклейках в книгу — Лотман с ведром на голове и трое шутников-однокурсников, обнимающих, кажется, статую, один из них — даже ногой; подпись под снимком: «Л.А. Дмитриев, Н.Б. Томашевский, Е.А. Маймин. Царскосельский парк, конец 1940-х гг.» Медиевист Дмитриев потом стал членом-корреспондентом АН СССР.
Евгений Александрович не снискал такой всесоюзной и мировой известности, как Лотман. Он не проявил столь новаторских подходов к проблемам литературоведения и культурологии, был проще, его работы ближе к популяризаторским, но фактически только по форме: основные положения всех этих работ редкостно убедительны, когда читаешь, кажется, что иначе о том-то и том-то и нельзя написать. А при этом никакой банально­сти, самостоятельной мысли предостаточно. Маймин был просветителем в самом высоком и точном смысле слова.
Например, он коротко и ясно определил отличия русского романтизма от западноевропейского, прежде всего немецкого: он более рационален, не противопоставлял себя Просвещению, сохранял связь с поэтикой классицизма, личностное начало было несколько ослаблено (исключение — Лермонтов, но и он «не подражал, а усваивал», «брал от других, оставаясь всегда самим собою»), особенно избегались мотивы индивидуалистические, эротические, их отодвигали мотивы общечеловеческие и социальные; романтическую иронию как мировоззренческий скепсис русский романтизм словно вовсе не заметил, но Жуковский в поэтике созданной им чисто литературной сказки прибегал к лукавой наивности, откровенно смеялся, не старался казаться наивным, то есть, обнажая этот прием, вводил прямую авторскую иронию. А в «Пестрых сказках» (1833) В.Ф. Одоевского (это один из любимых персонажей Маймина) самое фантастическое заключается в «причудливом и свободном смешении необыкновенного и повседневного. <…> Это поэтика, близкая некоторым повестям Гоголя. Она предвещает вместе с тем существенные черты сказочной поэтики Щедрина». Задолго до него «фантастическое у Одоевского служило особой формой иносказания и сатиры». Мистика, не свойственная русскому романтизму, в его повестях «Сильфида», «Саламандра», «Косморама» — также только средство иносказания, за которым стоит трезвая мысль. Автор книги явно стремился преодолеть некоторую недооценку творчества этого князя в советском литературоведении.
В русской философской лирике XIX века, по Маймину, заданность поэтической мысли (можно было бы употребить термин «иллюстративность») — «не только общая черта любомудров, но и осознанная ими черта», чего нельзя без больших оговорок сказать о Баратынском. В философских стихах Тютчева, как у любомудров, есть относительно законченная концепция, «в первую очередь пантеистическая концепция мира». Это, однако, «не мешает Тютчеву быть сперва поэтом, а потом уже философом. Непосредственное поэтическое начало берет в нем верх над началом рассудочным и размышляющим». К экзотическому слову он прибегает для преодоления рутинного и каждодневного. «В своей лирике, как правило, Тютчев избегает не только последнего, обязательного решения, но и последнего, слишком категорического слова. Его слова не столько точны в своих значениях, сколько глубоки. <…> Точность слова для Тютчева есть и известная его ограниченность. Точное слово — «изъяснимое», а Тютчев больше всего стремится выразить неизъяснимое».
Сказанное ученым позволяет понять, почему автор «Анны Карениной», демонстративно отвергавший поэзию, чрезвычайно высоко ставил тютчевские стихи. В книге о Льве Толстом показано, что ему как художнику были свойственны «обширность и непредвзятость взгляда на вещи. Здесь самое место заметить, что из всех романов Толстого «Анна Каренина» по своей внутренней структуре ближе всего к романам Достоевского. Недаром Достоевский так особенно выделял именно это произведение Толстого. В «Анне Карениной» нет одной исключительной и безусловной правды — в ней многие правды сосуществуют и одновременно отталкиваются. Есть правда Анны и правда Каренина, есть правда нравственных принципов и правда человечески живая». Если же говорить о становлении Толстого как зрелого художника и мыслителя, то чтение книг Маймина заставляет вспомнить о внутренней независимости Лермонтова. «В «Казаках» Толстой шел за Пушкиным. Это был особенный, характерно толстовский путь ученичества: он учился, оставаясь верным не только учителю, но и самому себе, — учился, преодолевая».
И Лермонтовым, и Толстым много занимался научный руководитель Маймина в университете Б.М. Эйхенбаум. По воспоминаниям ученика, профессор, которому он показал свои рассказы, отреагировал так: «У вас грустные рассказы, Евгений Александрович. Вы знаете, Женя, существует разного рода грусть. Есть грусть Лермонтова — сильная, грусть Толстого — мудрая. В грусти Тургенева много самолюбования, он любит грусть и наслаждается ею. Грусть Тургенева для меня чужая. Вот эти три рассказа ваши совсем как у Тургенева. Говоря откровенно, они мне не очень понравились. Другие два, о войне, напомнили Толстого. В них что-то есть…». Молодой прозаик не только не обиделся за высказанные ему «горькие вещи», но фактически восхищался тем, как «трогательно щадили» его самолюбие: «Мне говорили правду неизвестным мне прежде деликатным способом, и я все это прекрасно понимал и был бесконечно благодарен за деликатность». Гораздо позже, в 80-е годы, его военная проза получила очень высокую оценку другого старшего товарища, А.В. Чичерина, что, вероятно, было особенно дорого автору (хотя он, конечно, не считал писательство своей основной профессией) ввиду исключительной придирчивости этого корреспондента, критиковавшего в письмах Булгакова, Платонова, Набокова, Пастернака-прозаика, Джека Лондона, Драйзера и других («Даже в Томасе Манне больше глубокомыслия, чем подлинной глубины»), да и Пушкина с Лермонтовым («<…> у гениального лирика-Пушкина много стихотворений и заживо мерт­вых и скучных», «Как много никудышных стихов у бедняги, у гениального Лермонтова»). Но, разумеется, рассказы Маймина ворчливый старик воспринимал не на их фоне, а на фоне прозы тогдашнего «Нового мира» и других журналов, относившейся, несо­мненно, к «потоку». Едва ли не главную роль тут играло обаяние личности Евгения Александровича. Впрочем, и его научные труды этот корреспондент хвалил, уже в начале перестройки признавая достижения коллег в провинции: «Я посетил библиотеку и смотрел новые книги. Было несколько литературоведческих сборников, киевский, воронежский, еще какой-то. Впечатление неожиданное и сильное: лицо нашей науки меняется… Есть очень серьезные статьи, совсем в новом духе. Последние московские труды, в сравнении с этим, немногого стоят». Негативные примеры Чичерин привел чуть ранее: «Возмутительно написано В. Кожиновым «Вместо предисловия». Банальнейшее оригинальничанье в этом «Вместо…». С первых слов «Гоголь, подобно Пушкину, Д-му, Толстому принадлежит к тем…». Сознательно каждый раз московские академисты не ставят имя Тургенева в этом ряду. Видите ли, эстетические требования так высоки, что они не удостаивают Тургенева, не помещают его наряду с Дост-м и Толстым. И это постоянно! И дальше «Вместо предисловия» — сплошное пустословие… Палиевский — какой был многообещающий юноша! А такое впечатление, что лица, совсем не занятые Гоголем, второпях стряпают кое-что для юбилейного сборника…».



Джулиан Генри Лоуэнфельд — американский поэт, переводчик русской поэзии, автор книги «Мой талисман. Избранная лирика и биография Александра Пушкина». В переводах Лоуэнфельда сохранены поразительная глубина, прозрачность, смысловая насыщенность и теплота пушкинского стиха — это оценка директора ИРЛИ РАН (Пушкинского дома) Всеволода Багно.



— Джулиан, откуда в вашей жизни взялась Россия? Кто-то из семьи русский эмигрант?

— Мой прадедушка Рафаэль Левенфельд был переводчиком Льва Толстого и дружил с Шаляпиным, Немировичем-Данченко, Глиэром. После революции в его доме в Берлине жили Набоковы. Но ни дедушка, ни папа, ни мама-кубинка русского языка не знали. Поэтому, с одной стороны, тяга к русскому языку у меня в крови, а с другой — не было никаких предпосылок к тому, чтобы его изучать — ведь я рос во время холодной войны, когда мы свято верили, что Советы могут напасть и долбануть прямо по Бронксу, ходили на уроки гражданской обороны в школе.

Мой папа был не просто юристом — он автор учебника Оксфордского университета по международному праву, он был замгоссекретаря, такой юрист юристов. Моя сестра тоже замечательный юрист, о ней снимают сериалы: ее профессия называется public defender — она защищает тех, у кого нет денег на оплату адвоката. И я стал юристом, потому что не хотел спорить с родней, поступил в Гарвард. И однажды на втором или третьем курсе, когда бежал на занятие, увидел на улице эмигранта, который бренчал на гитаре и пел песенку на незнакомом мне языке. Я подошел и спросил — какой это язык? Он ответил: русский. И с этого момента я знал: мне нужно выучить русский язык. А если ты начинаешь им заниматься, ты не сможешь не заметить Пушкина. Это как если ты приедешь в Непал, то непременно увидишь Эверест.

— Как в семье отнеслись к вашему новому желанию?

— Мама и папа очень переживали — ведь я никогда ничего не делаю наполовину. В 1986-м я поехал учить русский язык в Питер. Программа обучения, видимо, была так задумана, чтобы иностранец не сумел бы потом даже заказать себе кофе на вокзале. Такое часто случается с великими славистами — они мастера писать сноски, но послушайте, как они говорят, это же ужас! Поэтому я подумал: буду общаться с народом. Однажды ко мне на Невском подошел парень и спросил: «Третьим будешь?» Я не знал, что это такое, и отреагировал, как принято в Америке, когда ты чего-то не понимаешь: пожал плечами и сказал: «Окей». — «Дай рубль». Я подумал — может, бездомный, — и дал. А он взял меня за руку и сказал: «Пошли». В результате утром я проснулся в коммунальной квартире на Невском — с похмельем и с такими знаниями быта, которые никогда бы не получил на уроках.

—Пушкин наверняка бы оценил подобный сюжет…

— Для меня Пушкин – это бездонное и прозрачное море с разными течениями... Он парадоксальный, светлый и ироничный, умеет критиковать и признаваться в любви одновременно. Последнее наиболее ценно, потому что для поэтов, особенно современных, в том числе для тех, талант которых бесспорен, поэзия — скорее, способ излить свою боль или желчь. А Пушкин празднует жизнь: щедро делится не только своей болью, но и светом, и любовью. И в каждой строке — новый эмоциональный поворот, новые смыслы. «Я вас любил, любовь еще, быть может, в моей душе угасла не совсем»... Чувствуешь — еще как не угасла, еще как любит, и «быть может» и «не совсем» только усиливают это ощущение. И то же самое здесь: «Я вас любил безмолвно, безнадежно, то робостью, то ревностью томим, я вас любил так искренно, так нежно, как, дай вам Бог, любимой быть другим». Это все так же сложно, как и сама любовь. И так во всем. Какое у вас любимое стихотворение Пушкина?

— «Я вас люблю, хоть и бешусь, хоть это труд и стыд напрасный…»

— Смотрите, и здесь тоже эмоциональный пируэт: «Я вас люблю, хоть и бешусь, хоть это труд и стыд напрасный, и в этой глупости несчастной у ваших ног я признаюсь!» Как точно переданы перемены ощущений! И опять-таки парадокс: когда отдаешься голосу Пушкина, потом становится легче услышать собственный голос в своих творениях. Поэтому недаром Пушкиным занимались Ахматова, Цветаева, Блок…

— Есть довольно много переводов Пушкина, тем не менее вы взялись делать свои...

— Пушкина переводили слависты, но этого мало: нужно быть поэтом, я бы сказал, в первую очередь — поэтом. Мне кажется, главная задача переводчика — передать мурашки. Поэзия — странное искусство: надо передать словами то, что невозможно передать словами. Это выражение особого состояния души, при переводе его нужно пережить, понять и пересказать, причем максимально простым языком, иначе, если ты будешь задумываться над каждым словом, то вообще ничего не переведешь. А если переводить ощущения, то получается очень четко и точно.

— Ваши переводы оценили?

— Мне хотелось поделиться Пушкиным с родными, которые очень ждали, когда же у меня наконец закончится это «увлечение». Но когда я показал им переводы Пушкина, вопросов больше не было. Можно сказать, что стихи Пушкина помогли мне помириться с родителями. До этого они не понимали, как я мог уйти из адвокатов в поэты!

— Не испытываете ли вы, так любя нашу страну и ее культуру, горечь из-за того, что сейчас происходит в этой культуре?

— Я почти перестал ходить в театр, поскольку ты идешь, например, на «Вишневый сад», а попадаешь на «Маркиз де Сад». Это какое-то осквернение, опошление. Я не люблю слово «богохульство», но это оно и есть. Больше всего ценится Геростратова слава. Кому она нужна, зачем? Зачем нужно, чтобы Татьяна прыгала с трамплина, а потом, свисая с трапеции, говорила высоким и монотонным голосом письмо Онегину? Зачем нужны два Ленских, один из которых влюблен в другого? Зачем нужно, чтобы няня курила травку прямо на сцене? Это не Пушкин. Но я не хочу жаловаться, пусть будет свобода. Я сам собираюсь ставить «Маленькие трагедии».

— Вы режиссер?

— Да, а также драматург и композитор. И мой радикализм заключается в том, что я консерватор: надо ставить именно то, что имел в виду Александр Сергеевич. Пьеса — это общение автора с публикой. Режиссер должен быть зеркалом автора, а не соавтором!

— Не изменилось ли отношение к вам ваших русских друзей в свете событий последних лет?

— Иногда мои русские друзья смотрят новости, верят им и ругают Америку. Иногда я обижаюсь, когда от меня требуют объяснений, я же не Джен Псаки. Но я чураюсь политики, ведь каждый верит собственной правоте. Как юрист могу сказать, что за всю жизнь не встречал ни одного человека, который считал бы себя неправым. Мне приходилось в ходе своей юридической работы общаться с киллерами, с обманщиками, ворами, и каждый из них оправдывал свои поступки. Политика разделяет народы, а мне хочется нас объединить. В американцах много похожего с русскими: щедрость, широта, вера, природа. У вас было крепостное право, у нас — рабство. И у вас, и у нас огромные страны. И у вас, и у нас есть ощущение миссии, чувство, что мы уникальный народ. Волга впадает в Миссиссипи!

— Вам не позавидуешь: американец, любящий русскую культуру, наверное, получает и с той, и с другой стороны...

— Пусть! Я считаю себя таким счастливцем, что живу с Пушкиным, русским языком, с этой великой культурой.

— У вас уникальный взгляд на нашу страну: одновременно изнутри и снаружи. Как вы считаете, что жизненно важно для России?

— Не дерзну советовать. Но вот в нынешней Германии меня поразило вот что. Куда ни идешь, особенно по Берлину, везде видишь памятные камни: тут жил такой-то, арестован тогда-то, отправлен в лагерь смерти туда-то... Мне бы хотелось, чтобы когда-нибудь в России тоже были такие же камни в память о тех, кто погиб невинно. Надо помнить об этом горе и не скрывать правду. Мне кажется, память и способность горевать важны, это от многого лечит. И еще я верю, что нужно беречь язык, читать классику. Ведь красивые слова исцеляют недуги, открывают сердца... А если не хранить язык, не быть благодарным за то, что нам даровано, то мы этот великий дар теряем.


Я вас любил: любовь еще, быть может,
В душе моей угасла не совсем;
Но пусть она вас больше не тревожит;
Я не хочу печалить вас ничем.

Я вас любил безмолвно, безнадежно,
То робостью, то ревностью томим;
Я вас любил так искренно, так нежно,
Как дай вам Бог любимой быть другим.

А.С. Пушкин


I loved you once, and still, perhaps, love’s yearning
Within my soul has not quite burned away.
But may it nevermore you be concerning;
I would not wish you sad in any way.

My love for you was wordless, hopeless cruelly,
Wracked now by shyness, now by jealousy,
Yet I loved you so tenderly, so truly,
As God grant by another you may be.

Translated by Julian Henry Lowenfeld


Источник:https://www.novayagazeta.ru/
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 1940
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Мысли о чтении

Пост №20  Сообщение Лучиста » Сб ноя 05, 2016 9:38 am

Люди что-то читают. Уран писал про притяжение идей. Возникают риторические вопросы,что представляют внутренние миры людей,считающих ту или иную литературу. Внутренний мир людей,интересующихся детективами ? Внутренний мир людей,интересующихся любовными романами ? Внутренний мир людей,интересующихся фантастикой ? Ведь есть нечто,притягивающее людей к тем или иным книгам.
Аватара пользователя
Лучиста
Активный участник
 
Сообщения: 327
Зарегистрирован: Чт июл 08, 2010 10:24 pm
Blog: View Blog (6)

Re: Мысли о чтении

Пост №21  Сообщение Galinka » Сб ноя 05, 2016 11:50 am

Лучиста писал(а):Внутренний мир людей,интересующихся детективами ?


интеллектуалы, дотошные искатели

Лучиста писал(а):Внутренний мир людей,интересующихся любовными романами ?


чувственные романтики

Лучиста писал(а):Внутренний мир людей,интересующихся фантастикой ?


мечтатели, мыслители, философы.
Galinka
Старожил
 
Сообщения: 2353
Зарегистрирован: Пн июл 05, 2010 10:54 pm
Blog: View Blog (1)

Re: Мысли о чтении

Пост №22  Сообщение Лучиста » Пн ноя 21, 2016 8:16 pm

Конечно нет четких границ чтобы можно было разделить человека на эти три группы,но возможно иногда и можно встретить редких экземпляров,чётко вписывающихся в одну из этих трёх групп.

Вот я думаю,можно-ли сказать что оптимистично и пессимистично настроенные люди будут читать разное. Наверное при депрессии интересы человека меняются. Возможно даже он будет читать другую литературу. Самое плохое - когда человека абсолютно ничего не интересует. Но чаще мне кажется если даже человек и находится в депрессии - то он все равно находит что его заинтересует,просто меняются интересы,в том числе это касается и чтения. Мне кажется часто именно при депрессии человек начинает интересоваться вопросами добра и зла, света и тьмы,задумывается о смерти и о карме. В моём случае-меня интересует наука,так как я хочу чтобы изобрели средство против тёмных существ,которых я вижу. Конечно,это звучит фантастически,но именно поэтому скорее всего меня и интересует наука.Хотя возможно меня интересовала наука даже в том случае,если-бы у меня все было хорошо. Ещё например при болезни человек начинает интересоваться медициной и различной информацией про лекарства. Ему доставляет удовольствие все это читать. В общем возникает интерес к чтению :read:
Аватара пользователя
Лучиста
Активный участник
 
Сообщения: 327
Зарегистрирован: Чт июл 08, 2010 10:24 pm
Blog: View Blog (6)

Re: Мысли о чтении

Пост №23  Сообщение Лучиста » Пн мар 20, 2017 7:40 pm

Мне трудно судить,какое количество времени я потратила на разглядывание картинок,и чтение лёгких рассказиков.примерно 2-2,5 года. Если взять всю человеческую жизнь - то это не такой уж и большой срок. Я медитировала над картинками из журнала "Гламур''-но при этом я не о чем ни жалею. Может быть я интуитивно хотела оставить свой след,свой отпечаток ауры на этих двух журналах - ''Гламур''. Просто Уран упомянул об этом выше-то что при чтении мы оставляем что-то типа отпечатка нашей ауры. Не знаю зачем,но зачем-то мне это было нужно. Мне нравится ощущение,что я от корки до корки просмотрела эти журналы. Мне приятно осознание того,что эти два журнала мной просмотрены. И мне нравится осознавать,что пришло время чего-то более стоящего,чем эти журналы ''Гламур''. Знаки заставили меня задуматься о Любви...поэтому я пыталась расшифровать информацию,написанную в журнале ''Караван''. Это журнал с историями жизни знаменитостей. Я расшифровывала информацию,касающейся Любви. И это меня заставило поискать в книгах информацию о Любви и о Высоком. Для этого мне пригодилась книжка автора Сан Лайт,с названием-''Путь сверхсознания''. Благодаря ей я логически осознала,что есть Высокое,и что Высокое в моей жизни было.

Добавлено спустя 2 минуты 55 секунд:
Сначала хотела спросить совета по поводу чтения литературы,и ещё написать кое-какие мысли по по поводу чтения - но интерес пропал.
Аватара пользователя
Лучиста
Активный участник
 
Сообщения: 327
Зарегистрирован: Чт июл 08, 2010 10:24 pm
Blog: View Blog (6)

Re: Мысли о чтении

Пост №24  Сообщение Лучиста » Сб мар 25, 2017 3:27 pm

Я задалась вопросом,как прочитанное влияет на нас. Ведь то, в какой последовательности мы читаем книги - влияет на нас.

Может быть,я сейчас в таком состоянии,что чуть-чуть готова к рождению разных мыслей и идей. Пусть мыслей и идей будет немного,но чуть-чуть будут. Приведу пример. Если я почитаю книжку - ''Путь сверхсознания'' - то будет один результат от прочитанного,одни идеи. А если буду читать про чакры - будет другой результат,совершенно другие идеи. Поэтому я стою перед выбором - с чего начинать чтение литературы...

Просто может случиться так,что если я буду читать книги о чакрах во вторую очередь - то интересные идеи,связанные с пониманием чакр - попросту не придут. То есть можно в первую очередь почитать о чакрах. А можно в первую очередь почитать книжку - ''Путь сверхсознания''. Если в первую очередь я буду читать книжку автора Сан Лайт-''Путь сверхсознания'' - то возможно ко мне придут идеи,связанные с Любовью и Высоким. А если буду читать эту книжку во вторую очередь - то мысли и идеи просто не придут,уже не будет никаких мыслей о Любви и Высоком.

Добавлено спустя 31 минуту 26 секунд:
Никто не знает,что лучше делать в первую очередь - думать или читать книгу. У меня есть цель -понять как фильм может повлиять на человека,с уже сформировавшимся мышлением. Но мысли исчезают - и в голове одна пустота. Доходит до того,что хоть придумывай и моделируй какие-то ситуации,вместо того чтобы вспоминать. Ещё моя цель - изучить и понять мышление обычного человека(обывателя),мышление злого человека,мышление нетворческого человека. Так как у меня есть цель,то я вот думаю что мне поможет,1-в понимании психологии человека,2-как повлиять на психологию человека,в первую очередь повлиять фильмом например,сделать так чтобы сознание человека изменилось.

Поэтому я задаюсь вопросом,что делать в первую очередь - думать или читать... Может больше мыслей даст обдумывание идеи об изменении человека ? А может если в первую очередь читать,то можно прийти к выводам,которые как-раз таки дадут хорошие мысли,хорошие актуальные идеи ? Поэтому я не знаю что лучше...

А еще я задаюсь этим вопросом потому,что я хочу вспомнить ощущение Любви... Просто может книга может поспособствовать тому,что вспомнятся старые чувства.. Но в моем случае ни книги,ни старые мои дневники не помогают вспомнить чувства... Я логически понимаю что Любовь существует,но старые чувства просто забыты.

Вообще,каковы причины что мы читаем ?
Каковы причины что мы думаем ?
Как эти два процесса - чтения и думания,может быть осмысления прочитанного связаны между собой ?
Аватара пользователя
Лучиста
Активный участник
 
Сообщения: 327
Зарегистрирован: Чт июл 08, 2010 10:24 pm
Blog: View Blog (6)

Re: Мысли о чтении

Пост №25  Сообщение ВЛАДОС » Сб мар 25, 2017 6:09 pm

Лучиста, а Вы пробовали читать документальную прозу, публицистику? Биографии и мысли живших и живущих?
Я считаю, что было и есть очень много благородных и умных людей. Богатейший материал для мысли и чувств,.
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 1940
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

След.

Вернуться в Обо всем на свете

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Yandex [Bot] и гости: 1