Человек и Наука

Общие вопросы науки. Новости науки и техники.

Модератор: Модераторы

Re: Человек и Наука

Пост №51  Сообщение ВЛАДОС » Вт июн 16, 2020 1:00 am

Татьяна Камилова - Wiaczesław Chrabrow Ваша метафора идеально точна и вы не первый, кому она пришла в голову. Не помню, кто сказал (приблизительно, по памяти): "мы похожи на дикарей, нашедших на берегу после кораблекрушения радиоприемник. Они давят на кнопки и смотрят, что получится, но принцип действия не понимают". Поиск путей, контролирующих тот или иной процесс, так и происходит - от обратного. Обнаруживается мутация, а уже потом выясняется, какой процесс контролирует ген, в котором она произошла, и как именно данная мутация нарушает данный процесс. Мутаций, влияющих на поведенческие признаки, множество в разных генах, но до полной картины еще далеко. Собственно, пока только отдельные точки на контуре.

Wiaczesław Chrabrow Татьяна Камилова Поведенческие навыки и предпочтения действительно передаются следующему поколению, но это скорее это квантовые состояния в целой цепочке нуклеотидов как долговременной памяти - очень низких, но устойчивых энергетических состояний, не разрушающихся от температуры, но зависящих от состояний цепочек в соседних клетках, объединенных некоторым гипотетическим "морфогенетическим полем" - гипотеза Руперта Шелдрейка. Шелдрейк не объясняет что это за поле, да это вообще не привычное физическое поле. Но взаимодействие наблюдается.

Татьяна Камилова Wiaczesław Chrabrow Ой, я вас умоляю - не надо множить умозрительные сущности. И поля тоже. Есть эпигенетические явления, но я не хочу тут лекции читать (писать). Генетика и эпигенетика поведенческих признаков - малоизученная (почти не изученная) область. Этому вашему Руперту Шелдрейку не дают покоя лавры Френсиса Крика, вот он и выдумывает "квантовые состояния" и прочую science fiction.

Wiaczesław Chrabrow Татьяна Камилова лавры здесь и не светят. Это просто физика. Догадка о спирали пришла в голову Крику с его физическим мышлением. Квантовые состояния Шелдрейк не придумал. Я - физик. Если не интересно, не слушайте.

Татьяна Камилова Wiaczesław Chrabrow Это не принципиально, в молекулярную биологию пришли многие физики. Квантовые состояния никто не придумал, я имела в виду всю эту фразу "квантовые состояния в целой цепочке нуклеотидов как долговременной памяти - очень низких, но устойчивых энергетических состояний, не разрушающихся от температуры, но зависящих от состояний цепочек в соседних клетках, объединенных некоторым гипотетическим "морфогенетическим полем". Я догадалась, что Вы - физик. А Вы догадались, что я - генетик? Мне не то что не интересно, мне не научно умножать одну гипотезу на другую, потом на третью... В результате такого упражнения может получиться только смешная ахинея. Извините за недипломатичность, прямолинейность, резкость. Не люблю обиняков.

Wiaczesław Chrabrow Таня, не стоит так волноваться умножением догадок... займитсь кулинарией пептидов и аминокислот в борще после варки и очень прошу, пожалуйста не думайте о возбужденных квантовых состояниях от слова совсем. Это гораздо полезнее для вашей нервной системы...

Татьяна Камилова Wiaczesław Chrabrow Чего и вам желаю, Славик. Ваша попытка блеснуть эрудицией была слишком уж неудачной для физика. Вы точно физик? Я что-то засомневалась.

Татьяна Камилова "кулинария пептидов и аминокислот в борще после варки" - этот шедевр превзошел даже предыдущий. Пощадите.
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 2834
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Человек и Наука

Пост №52  Сообщение ВЛАДОС » Вс авг 09, 2020 8:39 pm

Геннадий С. поделился ссылкой.
Вчера в 09:54 ·
31 июля 2020 года нашему крупному физику-теоретику Геннадию Ивановичу Шипову исполнилось 82 года, и он до сих пор в строю и как учёный, и как воин Света, борющийся с догмами в науке и в жизни в целом!
Именно его Теория Физического Вакуума требует принятие новой научной парадигмы, в основе которой должны лежать постулаты существования Высшего Начала и первичности Сознания по отношению к материи.
Теоретическая физика в лице Шипова косвенно доказывает существование Бога и даёт прямые доказательства первичности информации (и, следовательно, Сознания) по отношению к энергии и материи. Теперь все псифеномены (ясновидение, телепатия, телекинез и др.) получили строгое научное подтверждение.
Желающие могут ознакомиться с его знаменитым докладом
"50 ЛЕТ ТВОРЧЕСТВА В ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ ФИЗИКЕ":

В этой работе академик Г. И. Шипов подводит итоги своей 50-летней научной деятельности по созданию Единой Теории Поля – Теории Физического Вакуума. Автор рассказывает о решении проблем, поставленных Альбертом Эйнштейном перед физиками.
С полным текстом этого доклада можно ознакомиться здесь: http://www.trinitas.ru/rus/doc/0231/008a/02311160.htm
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 2834
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Человек и Наука

Пост №53  Сообщение URAN » Пт авг 14, 2020 8:39 pm

С шиповым лично не знаком, но теория мне кажется, не охватывает всю физику вакуума. А вот выглядит он в свои годы - отлично.

Если он выделяет поле инерции, то каков носитель этого поля, квант? ) Сдается мне, что это только интерпретации, точки зрения на одно и то же. Если все выкладки верны.
Теории уже почти полвека, - можно было создавать новые двигатели, использовать новые виды материи. Но ... они до сих пор заняты какими-то слабыми инерциоидами, которые не летают.

Ну, а приборы - детекторы и излучатели? Не очень исследовано, насколько и чем они влияют. Одно там поле или разные поля и частицы, и какие именно. Т.е. что-то влияет, как-то, но что?
Подобрать параметры генератора, чтобы что-то влияло в нужном направлении на материалы - это хорошо практически, но теория слабовата.
Пусть влияет, это надо исследовать, и работу надо продолжать, но мир настолько большой, а уровней настолько много, что доработкой одного уравнения не обойтись )
Аватара пользователя
URAN
Волхв
 
Сообщения: 7584
Зарегистрирован: Пн окт 08, 2007 8:00 am
Откуда: РОССИЯ !
Blog: View Blog (3)

Re: Человек и Наука

Пост №54  Сообщение ВЛАДОС » Вт авг 25, 2020 2:53 am

Евгений Золотов
23 августа в 15:00 ·
Абсолютным потрясением для научного мира стало выступление известного профессора философии Энтони Флю.
Ученый, которому сегодня далеко за 80, долгие годы был одним из столпов научного атеизма. На протяжении десятилетий Флю издавал книги и читал лекции, построенные на тезисе о том, что вера во Всевышнего неоправданна, пишет портал «Мета».
Однако серия недавних научных открытий заставила великого защитника атеизма изменить свои взгляды. Флю публично заявил, что ошибался, а Вселенная не могла возникнуть сама по себе — она, очевидно, была создана кем-то более могущественным, чем мы можем себе представить. По словам Флю, ранее он, как и прочие атеисты, был убежден, что когда-то давным-давно из мертвой материи попросту появилась первая живая материя.
«Сегодня невозможно себе представить построение атеистической теории возникновения жизни и появления первого организма репродуцирования», — говорит Флю. По словам ученого, современные данные о строении молекулы ДНК неопровержимо свидетельствуют о том, что она не могла возникнуть сама по себе, а является чьей-то разработкой. Генетический код и буквально энциклопедические объемы информации, которые хранит в себе молекула, опровергают возможность слепого совпадения.
Британский физик Мартин Джон Рис, который стал лауреатом Темплтоновской премии этого года, считает, что Вселенная — очень сложная штука. Ученый, на счету которого более 500 научных работ, получил $1,4 млн. за то, что доказал существование Творца. Хотя сам физик является атеистом, добавляет издание "Корреспондент". "По заявлению директора Международного института теоретической и прикладной физики, академика РАЕН Анатолия Акимова, существование Бога доказано научными методами", - сообщает ИНТЕРФАКС.
«Бог есть, и мы можем наблюдать проявления Его воли. Это мнение многих ученых, они не просто верят в Создателя, а опираются на некие знания», — сказал он в интервью, которое публикует в пятницу газета «Московский комсомолец». При этом ученый отметил, что и в прошлые века очень многие ученые-физики верили в Бога. Более того, до времен Исаака Ньютона разделения между наукой и религией не существовало, наукой занимались священники, поскольку они были самыми образованными людьми. Сам Ньютон имел богословское образование и часто повторял: «Законы механики я вывожу из законов Божьих».
Когда ученые изобрели микроскоп и стали изучать, что происходит внутри клетки, процессы удвоения и деления хромосом вызвали у них ошеломляющую реакцию: «Как такое может быть, если б все это не было предусмотрено Всевышним?!»
«Действительно, — добавил А. Акимов, — если говорить о том, что человек появился на Земле в результате эволюции, то с учетом частоты мутаций и скорости биохимических процессов для создания человека из первичных клеток понадобилось бы времени много больше, чем возраст самой Вселенной».
"Кроме того, - продолжил он, - были выполнены расчеты, показавшие, что количество квантовых элементов в объеме радионаблюдаемой Вселенной не может быть меньше, чем 10155, и она не может не обладать сверхразумом". «Если все это единая система, то, рассматривая ее как компьютер, спросим: а что же не под силу вычислительной системе с таким количеством элементов? Это же неограниченные возможности, больше самого навороченного и современного компьютера в несоизмеримое число раз!» — подчеркнул ученый.
По его мнению, то, что разными философами называлось Всемирным Разумом, Абсолютом, это и есть сверхмощная система, которая отождествляется у нас с потенциальными возможностями Всевышнего.
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 2834
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Человек и Наука

Пост №55  Сообщение Stauffenberg » Пт авг 28, 2020 3:02 am

Теория эволюции от этого менее значимой не становится. Просто человек многого не знает и хорошо, что видит это незнание. Видение невидимого - первый шаг к её реализации. Открытие такого чего-то нового может сподвигнуть человека в координальном пересмотре своих убеждений. И это хорошо.

Забавно то, что многое сейчас известное под мистикой так или иначе примет и форму науки и станет тем же самым атеизмом. Этот цикл ой как ещё не скоро будет преобразован.

Я вот например люблю атеизм как довольно здоровую форму проявления реакций, хотя и не совсем адекватную. Но и не могу являться не верующим, банально опыт и знание мира этого не позволяют. В прочем эта вера не в бога. Теория бога равна теории атеизма; как два вполне здоровых явления. Но адекватность положения даёт нечто иное, что именуют духовностью. Как её описать ? Для меня это неопровержимая истина как воздух которым я дышу. И что в этом случаи доказывать, в вещах никак не зависящих от меня... Необходимость воздуха ? Его существование? Воздух это вода ? Или я всё-таки имею в виду кое-что другое ? Неписанные истины, для которых это будет бред ( а это правда бред) или то что имеется в виду ( не имея к этому никакого непосредственного отношения ). Умение делить и разделять полезно его учитывая. Это крайне важное правило. Как известно в математике : сколько не дели целое - оно всегда больше сумы своих состовляющих. Посему и всё верно в нашей жизни, реальность на 100% точна своей природе и жить с этим очень даже легко, при том и адекватно.
Здесь могла быть ваша панама.
Аватара пользователя
Stauffenberg
Проверенный временем
 
Сообщения: 4425
Зарегистрирован: Сб дек 04, 2010 9:11 pm
Откуда: адуктО

Re: Человек и Наука

Пост №56  Сообщение ВЛАДОС » Вт фев 09, 2021 6:46 pm

В 2004 году российскому математику Григорию Перельману удалось доказать гипотезу Пуанкаре, которая была неразрешимой проблемой для математиков целых сто лет.
Математический гений отверг медаль Филдса, самую престижную награду в области математики, и деньги в размере одного миллиона долларов, которые достаются тому, кто публикует доказательство в профессиональном журнале.
Перельман опубликовал свою 500-страничную «формулу вселенной» в Интернете и позволил любому ознакомиться с ней!
О награждении ему сообщили, когда он был в лесу, собирал грибы. Когда репортеры постучали в его дверь, чтобы спросить его, почему он не хочет миллион, которого он заслуживает, он ответил, что он ему не нужен, что у него есть все, что ему нужно, и что деньги могут изменить его жизнь, а он не хотел бы этого.
Позже, однако, он принял деньги и пожертвовал всю сумму дому для безнадзорных детей.
Удивительный мужчина.
Честно говоря, я не понимаю математику, но я понимаю человечество и человечность!
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 2834
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Человек и Наука

Пост №57  Сообщение ВЛАДОС » Ср мар 17, 2021 1:51 pm

Нобелевские лауреаты: Василий Леонтьев

Обычно рубрика «Как получить Нобелевку» рассказывает о лауреатах Нобелевской премии по естественно-научным дисциплинам: физике, химии и физиологии или медицине. Сегодняшний выпуск особый – он посвящен нобелиату-экономисту, нашему соотечественнику, родившемуся ровно 111 лет назад.

Василий Леонтьев
Родился 5 августа 1906 года, Мюнхен, Германская империя
Умер 5 февраля 1999 года, Нью-Йорк, США
Нобелевская премия по экономике 1973 года. Формулировка Нобелевского комитета: «за развитие метода "затраты — выпуск" и за его применение к важным экономическим проблемам».
Василий Васильевич Леонтьев родился в Мюнхене, куда его родители, профессор экономики Петербургского университета Василий Леонтьев и уроженка Одессы Евгения Беккер, поехали специально для того, чтобы роды прошли в одной из лучших клиник. Василий провел детство и юношество в Петрограде, в возрасте 11 лет пережил революцию и даже слушал выступление Ленина во время одной из демонстраций. В те смутные годы богатая семья Леонтьевых, владевшая ранее ситценабивной фабрикой, потеряла свои привилегии. Благодаря заботам матери Василий получил сначала домашнее образование, а затем год проучился в трудовой школе ради получения аттестата. Уже в 15 лет он поступил в Санкт-Петербургский университет, где изучал философию, социологию и экономику.
За время учебы будущий нобелевский лауреат не раз попадал в ЧК из-за своих категоричных высказываний. Получив диплом экономиста в 1925 году, Леонтьев остался в университете преподавателем. Воля случая определила его дальнейшую судьбу. В том же 1925 году первая научная работа Василия была запрещена к публикации. Сам Леонтьев позже вспоминал, что именно тогда он осознал необходимость переезда за границу: «Это была историко-аналитическая статья, страшно далекая от политики, от идеологии. И если запретили даже ее, я понял, что здесь наукой невозможно будет заниматься. Ну, может быть, и возможно отчасти, но нормальных условий для работы не будет. А работа моя — для меня главное в жизни». Однако выехать из страны было не так просто. Василий не получил разрешения на продолжение учебы за границей, пока у него не была обнаружена саркома – опухоль на челюсти. Лишь после операции ему разрешили выехать в Германию. Предполагалось, что жить Василию оставалось не так уж долго. Но после консультации с немецкими врачами оказалось, что диагноз Леонтьеву поставили неверно. Вскоре он полностью выздоровел и продолжил научную работу в Берлине.
В Германии 19-летний ученый опубликовал исследование баланса народного хозяйства СССР за 1923-24 годы. В этой статье Леонтьев впервые представил свой метод анализа межотраслевых связей, получивший впоследствии название «затраты – выпуск». Яростный сторонник прикладной экономики, прочно основанной на эмпирических закономерностях, Леонтьев изобрел метод, который позже стал стандартом статистического анализа и широко применялся и в капиталистических, и в социалистических экономиках. Он используется для количественного анализа эффектов, которые различные отрасли – внутри одной страны или на международном уровне – могут оказывать друг на друга.
Во время Второй мировой войны этот метод применялся для выбора целей ВВС США, а также для анализа мощностей экономики Советского Союза. Кроме того, анализ «затраты – выпуск», использующий аппарат линейной алгебры, позже лег в основу прогнозов и планирования хозяйственной деятельности СССР, а в наши дни анализ «затраты – выпуск» России периодически проводит Федеральная служба государственной статистики. Считается также, что один из важнейших сервисов Google – PageRank – заимствовал основные принципы у метода «затраты – выпуск».
Еще в XIX веке французский экономист Леон Вальрас положил начало одному из теоретических подходов экономики – теории всеобщего равновесия. Она представляет экономические отношения как систему уравнений, решение которой является равновесным состоянием. Тем не менее до Леонтьева этот подход не применялся эмпирически: его не проверяли на данных и, соответственно, из него не делали выводов о реальном функционировании систем, например, отраслей экономики. Используя линейную алгебру, Василий предложил удобный аналитический метод. Важно, что до внедрения анализа «затраты – выпуск» прикладная экономическая наука могла лишь качественно характеризовать изменения, которые будут происходить с некоторой отраслью в результате шока (резкого изменения) параметров другой отрасли. Кроме того, экономисты до Леонтьева в основном проводили лишь анализ частных равновесий. Это значит, что они могли предсказать, будут ли расти или падать цены на рынке бензина вследствие роста налога на нефть, но не могли одновременно предсказать эффект этого события, например, на рынок сталелитейной промышленности. Тем более, речь не шла о конкретных суждениях, которые можно было бы измерить в денежном или количественном эквиваленте. Способ Леонтьева позволяет получить именно количественные предсказания, касающиеся всей системы параметров.
В 1927-1928 годах, после получения степени доктора наук в Берлине, Леонтьев начал свою карьеру исследователя в Кильском университете. Затем он провел год в Китае, где работал советником министра железных дорог, но быстро вернулся в Германию, входившую в затяжной и тяжелый кризис. В 1931 году Леонтьев устроился в Национальное бюро экономических исследований в США, но ушел оттуда через год, поскольку не мог заниматься интересными ему исследованиями. Тогда же он женился на поэтессе Эстель Маркос, написавшей позже книгу о его родителях под названием «Василий и Женя».
В 1932 году Василий Леонтьев перешел в Гарвардский университет, где проработал 47 лет. Начал он с того, что с боем получил грант на колоссальный проект. Леонтьев собрал беспрецедентные по объему данные о производственных затратах, потоках товаров, распределении доходов, структуре потребления и инвестиций из правительственных служб, частных фирм, банков. Его таблицы «затраты – выпуск» давали точные предсказания на целое десятилетие. Это был громкий успех. В 1941 году вышло монументальное исследование Леонтьева о структуре экономики США. Во время Второй мировой войны Леонтьев консультировал Рузвельта по вопросам безработицы. Его модели предсказывали, как поведет себя экономика после выхода из войны – и эти предсказания оказались верны.
Вернувшись в 1946 году в Гарвард, Леонтьев создал Гарвардский центр экономических исследований, который специализировался на составлении таблиц «затраты – выпуск». В те годы он получал огромное финансирование: множество заказов и от правительства, и от частных компаний. В 1954 году Леонтьев был назначен президентом Американского экономического общества. За время работы в Гарварде он учил еще четырех будущих нобелевских лауреатов: Пола Самуэльсона, Роберта Солоу, Вернона Смита и Томаса Шеллинга. Кроме того, работая с большими массивами данных, Василий открыл то, что называется «парадоксом Леонтьева». Это противоречие стандартной теории о международной торговле (гипотезе Хекшера – Олина), в соответствии с которой богатые страны, такие как США, где труд стоит дорого, должны были бы экспортировать капиталоемкие материалы, а импортировать – трудоемкие. Леонтьев выявил обратное, и этому эмпирическому факту до сих пор не нашли единого теоретического объяснения.
В 1973 году Леонтьев получил Нобелевскую премию за предложенный им метод и активное внедрение его в прикладные отрасли. Тогда же ООН заказала ему всемирную экономическую модель «затраты – выпуск». Из-за этого в 1975 году Леонтьев перешел из Гарварда, где было недостаточно мощностей для такого грандиозного проекта, в Нью-Йоркский университет. Там в 1976 году он основал Институт экономического анализа.
Леонтьев так никогда и не вернулся в Россию работать и отказался от сотрудничества с правительством Ельцина, однако он был одним из немногих западных ученых, к которым советское правительство относилось лояльно. Во время «оттепели» он несколько раз посетил СССР. Советская экономико-математическая школа также занималась исследованиями по межотраслевому балансу: в Институте электронных управляющих машин, Научно-исследовательском экономическом Институте при Госплане СССР, Лаборатории по применению математических и статистических методов АН СССР. Во время переходного периода Леонтьев общался с реформаторами. Сейчас в Санкт-Петербурге существует исследовательский центр имени Леонтьева, открытый по инициативе мэра города Собчака в 1991 году. Леонтьев умер в Нью-Йорке 5 февраля 1999 года в возрасте 92 лет.
Оставаясь в стороне от абстрактных теорий, а также политических и идеологических рекомендаций, Василий Леонтьев является примером ярчайшего исследователя-эмпирика, внесшего огромный вклад в понимание того, как взаимодействуют между собой различные экономические системы.
Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.
Автор: Мария Азанова Об этом сообщает "Рамблер". Далее: https://news.rambler.ru/other/37575205/ ... e=copylink
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 2834
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Человек и Наука

Пост №58  Сообщение URAN » Пт мар 19, 2021 11:06 am

ВЛАДОС писал(а):В Германии 19-летний ученый опубликовал исследование баланса народного хозяйства СССР за 1923-24 годы. В этой статье Леонтьев впервые представил свой метод анализа межотраслевых связей, получивший впоследствии название «затраты – выпуск».


точнее:

Википедия писал(а):В 1898 году русский экономист В. К. Дмитриев в работе «Экономические очерки» впервые разработал систему линейных уравнений, которые связывали между собой цены товаров и издержки их производства, то есть цены товаров-ресурсов. Доказывая разрешимость этой системы уравнений, он ввёл технические коэффициенты, которые показывают долю затрат одного товара в производстве другого. К 1920-м годам, когда потребности централизованного планирования экономики СССР привели к активизации балансовых исследований, метод Дмитриева оставался незамеченным. В 1924 году ЦСУ по поручению Совета труда и обороны и по методологии Л. Н. Литошенко и П. И. Попова впервые в истории разработало отчётный баланс народного хозяйства за 1923—24 годы и прогнозный баланс на 1924—25 годы[1][2]. В. В. Леонтьев, учась в Берлинском университете, подготовил отзыв на работу ЦСУ, посвящённый теоретическим основам межотраслевого баланса[3]. Сокращенный перевод его оригинальной статьи под названием «Баланс народного хозяйства СССР» опубликовал журнал «Плановое хозяйство» в № 12 за 1925 год[4][5]. В этой работе Леонтьев показал, что коэффициенты, выражающие связи между отраслями экономики, достаточно стабильны и их можно прогнозировать


т.е. в статье не указаны предшествующие работы, и потому создается впечатление абсолютного первенства Леонтьева. Это не совсем так. Нобелевскую-то он получил за развитие метода. Но не суть.
Нобелевка дается за признанные достижения. А еще бывают теории, которые пока не находят подтверждения и многие другие вещи, за которые признания при жизни ученые не дождутся.

Так что название статьи про нобелевку - я бы не делал критерием вершины достижений. Это скорее - тот уровень подъема, который можно еще рассмотреть снизу ) И указание верного пути, следующего шага.

В принципе, идея, и эта математическая модель экономических процессов, на удивление проста. И наверное, человечество просто тогда вступило в такую фазу, когда нужно начинать применять хотя бы простые математические модели к экономике, которая стала очень сложна и должна как-то управляться.

Леонтьев подписал "Предупреждение человечеству" - один из 1700 учёных, в том числе нобелевских лауреатов.

Манифест,
предостерегающий о том, что «люди и природа находятся на траектории столкновения»[a], и что «необходимо великое изменение в нашем управлении Землёй и жизнью на ней, чтобы избежать огромных человеческих страданий»[b]. В манифесте заявлялось, что необходимы неотложные изменения, чтобы избежать последствий, которые несёт нынешний курс: учёные выразили озабоченность по поводу уже существующего или потенциального ущерба для планеты, связанного с истощением озонового слоя, пресной воды, морской жизни, а также наличествованием мёртвых зон океанов, потерей лесов, разрушением биоразнообразия, изменением климата и продолжающимся ростом населения.

Манифест был организован Union of Concerned Scientists[en] во главе с его председателем Г. У. Кендаллом. «Предупреждение человечеству» иногда противопоставляют Heidelberg Appeal[en].

В 25-ю годовщину выхода первого предупреждения, в 2017 году, в журнале BioScience[en] появилось Второе «Предупреждение человечеству» (англ. A Second Notice - World Scientists Warning to Humanity), написанное международной командой под началом У. Риппла и подписанное 15 364 учёными из 184 стран — самым большим их количеством когда-либо в подобном случае[1], ещё более 5 тысяч учёных добавили свои подписи после публикации[2]. В этом «Предупреждении» отмечается, что «за исключением стабилизации озонового слоя стратосферы, человечеству не удалось добиться достаточного прогресса в общем решении предвиденных экологических проблем, и тревожно, что большинство из них становятся намного хуже». Особенно опасной названа «нынешняя траектория потенциально катастрофического изменения климата из-за роста объема выбросов парниковых газов», указано и на развязываемое шестое массовое вымирание[3].

5 ноября 2019 года журнал BioScience опубликовал инициированное, в частности, У. Рипплом, обращение «Предупреждение учёных мира о чрезвычайной климатической ситуации» («World Scientists’ Warning of a Climate Emergency»), которое подписали 11 258 ученых из 153 стран[4], в котором заявляется, что Земля находится в «чрезвычайной климатической ситуации», и что «климатический кризис наступил и усугубляется гораздо быстрее, чем ожидало большинство»[5], а также, что без коренного изменения курса в области климатической политики будет невозможно предотвратить «невыразимые человеческие страдания», а «из представленных данных очевидно, что нам грозит климатическое бедствие»[6][7].
Аватара пользователя
URAN
Волхв
 
Сообщения: 7584
Зарегистрирован: Пн окт 08, 2007 8:00 am
Откуда: РОССИЯ !
Blog: View Blog (3)

Re: Человек и Наука

Пост №59  Сообщение ВЛАДОС » Вс мар 21, 2021 5:00 pm

УРАН, в современном сознании смешались реальный и материально обусловленный дефицит природных ресурсов, или сложности технические и жкологические из добычи. И есть кризис внутри условный в большой степени и схоластических кризисов внутри экономических систем. Например, долговой кризис. Бывало не раз в истории 20 века, когда внедрение экономических постулатов при реформа экономической политики, приводило к развалу и разрушению многих отраслей.Не только в России. Но даже в Европе и США. Пример " ржавого пояса" в США,, где уничтожил львиную долю машиностроения.
В мире искажено понятие стоимости. Налоги, субсидии и цена кредитов в сознании экономистов важней, чем сырьевой эээквивалент,труд людей.
энергетическая, природная и человеческая составляющая стоимости от этого понимается привратно, о чем и писали уже сто лет назад, но с тех пор оторванности от реальности, внутри экономических моделей только усилилась многократно.
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 2834
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Человек и Наука

Пост №60  Сообщение Nightmare » Пн мар 22, 2021 3:26 am

Утро началось с новости, что Путин ввёл налоги на сбор грибов в лесу. Придётся воровать...
Аватара пользователя
Nightmare
Активный участник
 
Сообщения: 286
Зарегистрирован: Пт янв 08, 2021 3:31 pm
Blog: View Blog (2)

Re: Человек и Наука

Пост №61  Сообщение ВЛАДОС » Вт сен 28, 2021 7:29 pm

АНТРОПОГЕН. ФИЛОСОФИЯ ВЕЧНОСТИ. КНИГА ПРИЧИН
АКСИОМАНТЫ МУДРЫХ ЖИТЕЛЕЙ ЗЕМЛИ,
Или ЭХО РАНЬШЕ ГОЛОСА

«Моя религия – это глубоко прочувствованная уверенность в существовании Высшего Интеллекта, который открывается нам в доступном познанию мире»
А. Эйнштейн
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 2834
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Человек и Наука

Пост №62  Сообщение ВЛАДОС » Вс окт 03, 2021 6:47 am

Странное недоразумение.
По-настоящему трагическая история произошла с 26-летним кубанским учёным Дмитрием Лопатиным. Он изобрёл гибкие солнечные фотоэлементы новой конструкции с использованием первоскита вместо кремния, которые эффективно работают даже на закате, в облачную погоду и в туман. При этом они в пять раз дешевле в производстве, чем обычные фотоэлементы.

Но в процессе разработки Дмитрий заказал по почте один литр растворителя гамма-бутиролактон, который, как позже выяснилось, является ещё и психотропным веществом.

Дмитрий Лопатин был единственным, кто представлял Россию на международном саммите науки и технологического предпринимательства Hello Tomorrow, рассказали «Российской газете» в отделе реализации инновационной политики минэкономики Краснодарского края. При этом его ноу-хау вошло в список ста лучших проектов на саммите.

Выпускник аспирантуры кафедры радиофизики и нанотехнологий Кубанского госуниверситета является автором трёх патентов, полуфиналистом и соавтором Зворыкинской премии, победителем конкурсов «Энергетика будущего» и Russia Power.

Суд над парнем уже закончился. Прикубанский райсуд Краснодара приговорил Лопатина к трём годам условно за «совершение покушения на незаконное приобретение без цели сбыта психотропных веществ в крупном размере». Суд оправдал Лопатина по обвинению в контрабанде.

Но краевая прокуратура посчитала приговор слишком мягким и несколько дней назад подала апелляцию. Прокурор требует для учёного 11 лет лишения свободы.

Наверное, это типичная история для российской правоохранительной системы, невменяемость которой просто поражает воображение. Посмотрите, что говорит старший помощник прокурора Краснодарского края:

«Мы не согласны со снятием с Лопатина обвинений по контрабанде и назначением ему условного наказания. По нашему мнению его деяния подпадают под ст. 229.1 УК РФ (контрабанда наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров или аналогов). Безусловно, мы принимали в расчёт, что подсудимый — молодой учёный, чьи изобретения вызывают интерес среди инвесторов».

То есть прокуратура прекрасно понимает, что материалы нужны для исследований, но всё равно гнёт свою линию. Для них принципиально обвинение именно в контрабанде, по которому можно дать большой срок.

«Одно из веществ в составе солнечных элементов (иодид свинца) растворяется только в трёх растворителях, в том числе и в гамма-бутиролактоне, — объясняет Дмитрий. — Мы готовили «солнечные чернила» для принтера на основе других веществ, однако они нас не устраивали по вязкости и температурному режиму».

Лопатин доказал свою невиновность на детекторе лжи. Но результаты не были учтены на стадии предварительного расследования.

И кто-то удивляется, почему молодые учёные уезжают из страны?
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 2834
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Человек и Наука

Пост №63  Сообщение Oo » Вс окт 03, 2021 10:27 am

Не странное - обычное, и не недоразумение, а слишком завышенное чувство вседозволенности и безнаказанности у госструктур.
+79208178385 Сбербанк

На развитие творческого бизнеса.
Аватара пользователя
Oo
Участник
 
Сообщения: 67
Зарегистрирован: Пт сен 24, 2021 8:34 pm
Откуда: обратная сторона Солнца

Re: Человек и Наука

Пост №64  Сообщение ВЛАДОС » Ср окт 06, 2021 10:51 pm

Захарий Френкель и его горные родники.
Он был на 4 месяца старше Ленина, дожил до 100 с лишним лет, дважды женился по любви, имел 4-х детей, трех девочек и мальчика (все выжили), построил под Петербургом дом, в котором прожил жизнь, 3 раза сидел в тюрьме, был дважды членом ЦК кадетов, прошел блокаду, и в блокаду, на 8-м десятке лет жизни закончил известнейшую книгу "Удлинение жизни и активная старость", после чего в 79 лет женился на своей давней возлюбленной, снова построил дом, уже для нее, и добрался до 1970 г. Десятки лет вставал в 5 утра и несколько часов косил, рубил и копал, называя все это «дворницкими работами». 2 университета, Московский (отчислен и выслан), а затем Дерптский (ныне Тарту). Лечил на фронте в первую мировую. Может быть, хватит? В 1953 г., будучи из семьи крещеных евреев, по распоряжению из Москвы изгнан с должности зав. кафедрой и профессора, чтобы работать еще 17 лет, до своих 100+ лет в 1970 г.

Да кто же это? Кому все это выпало? Речь об известнейшем ученом, Захарии Френкеле, "социальном гигиенисте", всю жизнь посвятившем тому, как лучше и здоровее устроить человеческие поселения. Больше десятка книг, академик АМН, зав. кафедрой, председатель всевозможных обществ, в 30-е получил предложение от Нобелевского комитета номинироваться на "Нобеля" (но не стал, 1930-е!). Но, может быть самое главное, что он был любителем людей, просто очень хорошим человеком, всю жизнь пытавшимся сделать так, чтобы они были здоровее. Санитарный врач с большой буквы. Это - радость писать не о злодеях, а просто об обычном, нормальном, очень хорошем человеке, умельце в своем деле, очень важном для нас всех. И еще - его книги пронизаны сотнями имен других таких же умельцев, спецов в своем деле, и, когда все это читаешь, ты начинаешь понимать, кому ты обязан - и чем. А кому ничем не обязан.

Наша жизнь – циферблат. Она вся в числах. Он владел 11 языками. Русский, украинский (родился в Борисполе), немецкий (свободный), латинский («я слыл… знатоком латыни»), греческий, французский (свободно). «Я… овладевал иностранными языками настолько, чтобы читать… книги и журналы, нужные мне, не только на немецком, французском, но и на английском, итальянском, испанском, чешском и польском языках» (с. 54). «С первого дня пребывания в Лондоне я стал посещать Гайд-парк, чтобы лучше понимать устную английскую речь” (с.251). Какая ненасытность!

Ненасытность? 3 раза в жизни голодал. 1889 г., студентом в Москве. «Там всегда стоял на столе хлеб, и его можно было есть бесплатно. Оплатив талоны на чай, я, главным образом, питался хлебом» (с. 80). 1918 г. «Мы не могли достать хлеба, не было… никакой муки и крупы» (с. 313). «Мы поддерживали жизнь…употребляя случайно сохранившиеся семена клевера, выпекая из него… суррогат хлеба» (с.324). 1941 – 1943 годы, Ленинград. «Невыносимое чувство голода», «неутолимое мучительное чувство голода», «ужасные проявления голода», «смерть от голода витает кругом», «мучает голод до совершенного отчаяния», «люди «падают» от голода аналогично падежу скота», «уже в ноябре смерть от голода казалась мне неизбежной» (с. 477, 481, 484, 487, 489, 539).

20 раз – счастливый человек! «Все 20 случаев моих вынужденных выступлений в качестве акушера окончились благополучно. Но сознаюсь, что я страдал при родах не меньше, чем сама роженица, переживая её боли и схватки… Из всех сторон деятельности и работы в моей жизни, оказание врачебной помощи при родах давало наибольшее удовлетворение. Непосредственное радостное чувство облегчения, когда раздавался первый крик новорождённого, а настрадавшаяся долгими мучениями роженица становилась счастливой матерью, оставалось светлым воспоминанием после каждого моего выезда на роды» (с. 149).
Еще раз. Помочь появиться на свет ребенку, помочь его матери – «из всех сторон деятельности и работы в моей жизни… давало наибольшее удовлетворение». Счастье! А сколько человек он спас, как санитарный врач, как «социальный гигиенист», как ученый? Неизвестно.

11 лет, 1896 – 1907 годы - земский санитарный врач в Петербургской, Вологодской, Костромской губерниях. «Выезжая к заболевшим оспой, сыпным тифом и другими эпидемическими заболеваниями на места и непосредственно знакомясь с тяжёлым положением населения, с его нуждами в элементарном санитарном и культурном обслуживании, я выработал в себе привычку… всякие цифры о числе заболевших воспринимать в их конкретном содержании, видеть за ними всю убогую обстановку в избах, всю неизбывную нужду и терпеливо переносимое горе в семьях, где происходили десятки и сотни заболеваний» (С. 150). «Я лично объехал школы во всех волостях и провёл там оспопрививание» (с. 146). «То, что я не лечащий, а санитарный врач, во внимание не принималось. В избы, куда я заходил, набивалось много народа, и нельзя было отказать во внимании больным, которые по много часов ожидали своей очереди» (с. 146).

А рядом - жизнь ученого! Книги и идеи - спасают! Создал систему оспопрививания и, основываясь на своем опыте земского врача, выпустил свою первую книгу «Очерки земского врачебно-санитарного дела» (1913). Как так устроить в тысячах земств России, чтобы врачебному делу достать до каждого. На гонорар построил свой первый дом для семьи. Это сейчас возможно?

Он дожил до 100 +, но всю жизнь пытался увидеть всё сам, мельчайшие детали человеческих поселений, достать до тех крайних их уголков, где нужен санитарный врач, «социальный гигиенист», чтобы удлинить массовую, «среднюю» жизнь. Чем он только не болел в этих блужданиях! 1896 г. - оспа, 2 дня без сознания (с. 135). 1899 г. – пневмония, начало чахотки (избавился «выкорчевыванием сосен») (с.166 - 167). 1916 г. – крупозная пневмония, 2 месяца без зрения (с. 281, 294). 1942 г. – крайняя степень истощения, гемоколит («безнадежно смертельный в моем возрасте») (с. 546). Желчная болезнь в 1918 – 1937 годах. В 1927 г. «сжег глаза» на металлургическом заводе (С.358 – 359). Но зато сам, своими глазами – увидел всё! И все-таки - до 100+!

Любимое слово – «осмотреть». «Я успел съездить в Херсонес и подробно осмотреть раскопки, с изумлением останавливаясь перед вскрытыми керамическими трубами и канализационными колодцами» (с. 171). С изумлением перед канализационными колодцами! Осмотреть заводы, каналы, шахты, стройки, любые устройства человеческих поселений, дающие воду, тепло, очищающие землю, чтобы люди могли жить вместе, не болея. За всю свою жизнь, в эпоху войн и революций, нарушенного транспорта он осмотрел, как «социальный гигиенист», не менее 100 – 150 городов от Урала до Средиземного моря и сотни поселков и деревень.

Универсальный человек. Он редким образом соединял в себе инженера, проектирующего большие городские механизмы, человека рукотворного, построившего для себя – как образец для всех - уникальный «экологичный», чистый дом под Петербургом, с человеком – ученым, пытающимся вычислить законы, по которым большие массы людей могут так расположиться в поселениях, чтобы жить как можно дольше. Числа. Всю жизнь - статистик и демограф. Все книги – уникальные свидетельства тогдашнего бытия.

В Петербурге – холера? В ответ 2 книги – «Холера и основные задачи оздоровления наших городов» (1908), «Холера и наши города» (1909). Жизнь во время войны? В ответ - книга «Петроград периода войны и революции» (1923). «Началось катастрофическое обезлюдение Петрограда». В середине 1917 г. население Петрограда – 2,4 млн чел., в августе 1920 г. – 0,7 млн. чел. Уменьшилось на 1,7 млн чел., в 3,4 раза. Произошло «страшное вымирание стариков». «Катастрофическое поднятие общей смертности после революции», в 1914 г. – 21,5 чел. на тысячу, в 1918 г. – 43,7 на тыс., в 1920 г. – 50,6 на тыс., при развитии эпидемий, особенно тифа, и резком падении рождаемости с 30 на тысячу 1910 года до 13,8 на тыс. в 1919 г. Так он вычислил цену революции – в людях, в не рожденных детях.

Новые «социалистические» города? Френкель ответил первым советским учебником «Основы общего городского благоустройства» (1926). И в нем – мечта. Город, обладающий качествами «безопасности, здоровья, удобства, долговечности или прочности, красоты и уюта». Благоустройством городов добиться резкого снижения смертности до 11 – 13 чел. на тысячу, чтобы человек мог спокойно доживать до естественного предела в 80 – 100 лет. Даже сегодня, спустя 100 лет, мы не достигли этого. В 2020 г. в России у городского населения– 14,6 умерших на 1000 чел. (Росстат).

Он из любого своего опыта извлекал книги. Свою главную книгу «Удлинение жизни и активная старость» издал в 1946 г., когда ему было 76 лет. Эта книга – обещание жить до 100. Обещание для всех - «собрать самую лучшую «совокупность окружающих условий», всю «жизненную обстановку», чтобы увеличить среднюю продолжительность жизни до естественных пределов 80 – 100 лет. Показать «не иссякающую при соответствующих благоприятных условиях и в старости, далеко за пределами 60 – 70 лет, творческую и трудовую способность»! Дать «яркие образы старости, полной жизненных соков, волевых и интеллектуальных способностей».
Он свое обещание выполнил. Ему 83 года. «В 1952 г. мною было прочитано 370 лекций, прочитано и обсуждено с авторами 67 тетрадей работ, написано 5 рецензий на… диссертации; на защите этих диссертаций я выступал в качестве… оппонента». Каждый ученый хорошо знает, какой это по объему труд!

Есть ли еще числа на циферблате его жизни? Сколько угодно! 5 домашних обысков, не считая множества тюремных. В 1899, 1901, 1905, еще раз 1905, 1938 годах. «Это было тяжелое испытание, обрушившееся на мою семью» (1901) (с. 172). 1905 г. «Обыск… проведен был с подчеркнутой крикливостью и давлением. Квартира была оцеплена пешей и конной полицией. Жандармы… копались с вечера… до утра, перетряхивали детские кроватки и кухонную утварь, подушки, мебель, перелистывали каждую книгу» (с. 192). 1938 г. «Он предъявил приказ об обыске у меня и о моем аресте… Я понимал злую мою участь» (с.433).

3 раза высылался за неблагонадежность и «вредное влияние» (1890 г., Москва, отчислен из университета, 1901 г., Петербург, 1908 г., Кострома).

15 месяцев своей жизни из 100 лет просидел в тюрьме. 2 месяца, 1890 г. в Бутырке (студенческие волнения), 4 месяца, 1908 г. в Костроме (депутат 1-й Госдумы, за «Выборгское воззвание», призыв к гражданскому неповиновению после ее роспуска), 9 месяцев в «Большой террор», Ленинград, 1938 – 1939 годы.

«Следователь… осыпая меня самой грязной бранью, стал наносить мне удары по шее, по лицу… Потом нанёс кулаком сильный удар спереди по рту, по-видимому, чтобы заглушить дикие вопли, бессознательно мною издававшиеся. Я упал на пол, и он пинал меня ногою… «Ночью тебя, как падаль, в помойную яму выбросим»... Мне было приказано стоять «руки по швам, прямо». Прошёл час, другой, меня мучила жажда, боль во рту и смертельное утомление… Так простоял я весь день… Вторую ночь продолжался допрос… Утром следователь… прочитал исписанные листы моих бесхитростных и абсолютно правдивых показаний, изодрал их в куски и приказал писать новые, а пока поставил к стене, угрожая новыми побоями. Не видно было никакого выхода. Мною овладело тупое отчаяние и какое-то сумеречное состояние, точно в тяжёлом сне. Я попытался разбить себе голову ударом о стену. Череп оказался крепким… Около 60 часов непрерывного необычного напряжения, страдания, обращения со мною как с убойной скотиной, погружали меня в какой-то сон наяву… Когда двери камеры открыли… вид у меня был… такой, что никто из товарищей по несчастью меня ни о чём не расспрашивал… Я залез под скамейку, меня скрыли ноги сидевших. Там я пролежал до команды «спать»… Всё стихло, и в наступившей тишине под скамейкой я сделал попытку задушить себя, перевязав горло носовым платком» (с. 436 – 438). Массовый пересмотр дел в 1939 г. спас его.

Он прожил 100 лет, и очень любил людей. В его «Записках…» не меньше 500 имен, и, когда они проходят одной чередой, ты вдруг узнаешь, как много талантливых, как много добросовестных, как много спецов, которым мы все обязаны, жило на земле российской. 25 декабря 1941 г., в самый голод. «Сколько богатых содержанием встреч в жизни с людьми первого ранга — с драгоценными алмазами и самоцветами человеческого мира: Лукьянович, Анна Ник. Деген-Ковалевская, Ник. Александрович Огородников, Иван Васильевич Шулепников, Кокошкин, Пётр Иванович Куркин, Подвысоцкий Влад. Валериан, Савва Артемьевич Самофал и др.» (с. 485 – 486). Мы хотя бы кого-то из них помним?

Он и сам был «самоцветом человеческого мира». Зачем «полез» в 1-ю Госдуму, депутатом от Костромы? Зачем «стал одним из организаторов ячейки кадетской партии в Костроме» (с.195)? Его, человека реформ, дважды чуть не убили. «Пока я делал доклад… они кричали толпе, что со смутьянами теперь расправа короткая: топить их в Волге!». Его спрашивали: «Жид ты или не жид?» - и все равно голосовали за него. Дважды член ЦК партии кадетов (1906, 1917). Зачем? А затем! Земля крестьянам! Свободы, равные права, сильное местное самоуправление, рост затрат государства «на действительные нужды народа», 8-часовой рабочий день, земельный госфонд с «передачей земли нуждающемуся населению», конституционная монархия. Это была бы совсем другая страна. И, может быть, сегодня в ней жили бы 400 - 500 млн человек.

Но этой страны не случилось. В 1908 г. «я получил по почте… приговор… «каморры народной расправы» «Союза русского народа». Между двух листков… был вложен чёрный крест, а приговор… гласил, что каморра постановила подвергнуть бывшего члена Государственной думы З. Г. Френкеля смертной казни» (с. 219). «Ко мне подошёл один из местных… и стал мне настойчиво советовать не ходить в глухое время... «Против тебя подговаривают. Далеко ли до греха»... Я ответил ему, что никогда я никому ничего плохого не сделал, так чего же мне бояться?».

Именно так. Чего бояться? Мы никогда никому ничего плохого не сделали. Можно жить в томлении духа, можно ни о чем не думая, можно бесконечно растрачивать свою жизнь так, что и помнить не будешь, что, когда и как. А можно по Френкелю – в неугомонности и служении. Кому? Человечеству, кому еще, и еще – себе, своему радостному интересу к тому, чтобы всё устроить в обществе, как надо. И жить до 100 с лишним лет, точно по Френкелю, вечно двигаясь, вечно радуясь отличным людям, которых вокруг полно, вечно пытаясь сделать их и свое бытие – долгим.

Таким был циферблат его жизни. Стрелка прошла полный круг. Его жизнь была полна чисел. Жизнь была настоящей. Пусть она, как маркер, стоит рядом с нами, когда мы наполняем жизни нашими собственными числами, и нашептывает стрелке: «Не успокаивайся! Делай! Давай! Все еще впереди!».

Моя новая статья в замечательном историческом журнале "Родина"
https://rg.ru/2021/10/04/vojny-tiurmy-k ... kelia.html
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 2834
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Человек и Наука

Пост №65  Сообщение ВЛАДОС » Вт окт 26, 2021 10:03 pm

Заур Алисултанов — самый молодой доктор наук в РФ
https://yandex.ru/images/touch/search?pos=7&img_url=https%3A%2F%2Frgvktv.ru%2Fmedia%2Fk2%2Fitems%2Fcache%2Fbefadd99b26f0609146f7aaff6cbf14e_M.jpg&text=%D0%97%D0%B0%D1%83%D1%80+%D0%90%D0%BB%D0%B8%D1%81%D1%83%D0%BB%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2&rpt=simage&source=tabbar
На фото: Заур Алисултанов.
Заур Замирович Алисултанов (род. 1989) — лезгинский учёный, доцент кафедры теоретической и математической физики ДГУ, доктор физико-математических наук по специальности «Теоретическая физика», защитил диссертацию на тему: «Электронные свойства свободного и эпитаксиального графена» в Институте общей физики им. А.М. Прохорова Российской академии наук (ИОФ РАН, г. Москва).

Соцреклама

Заур Алисултанов родился в 1989 г. в селении Касумкент Сулейман-Стальского района в семье школьного учителя и домохозяйки. Школьный учитель Рахман Абдурахманович Рахманов научил его основам физики. По мнению Заура, это учитель федерального уровня, высококвалифицированный специалист, отличный педагог. В 2006 г., по окончании школы, Заур поступил на физический факультет ДГУ без экзаменов как победитель республиканской олимпиады. Серьезная научная работа Заура началась в университете с покойным Русланом Пирметовичем Мейлановым, заместителем директора по науке Института проблем геотермии ДНЦ РАН.


Заур Алисултанов преподает в ДГУ, работает научным сотрудником ИОФ РАН и в Институте физики им. Х.И. Амирханова ДНЦ РАН, является неоднократным победителем конкурса на получение грантов Российского фонда фундаментальных исследований (2013, 2015, 2016 гг.), грантов Президента РФ (2015, 2016 гг.), гранта Президента РД (2013 г.), грантов Российского научного фонда (2015, 2016), получал стипендию фонда Дмитрия Зимина “Династия” (2015 г.). Исследования, легшие в основу диссертационной работы молодого ученого, осуществлены, в частности, при поддержке указанных грантов. Заур читает студентам ДГУ лекции по физической кинетике, математической физике, теории групп и т.д. Сегодня в ДГУ проводится большая работа по приобретению современного оборудования. Многое уже сделано, есть самые современные приборы для проведения хороших экспериментов.

Докторская диссертация Заура Алисултанова посвящена одной из самых горячих тем физики конденсированного состояния последних 10 лет. Речь идет об исследованиях графена. При касании графита с поверхностью твердого тела от графита отслаиваются слои, оставляя след. Именно поэтому он используется в карандашах. Один слой графита называют графеном. Первоисследователями графена являются выпускники МФТИ, работающие в Англии, Андрей Гейм и Константин Новоселов, которые в 2010 году удостоились Нобелевской премии по физике. Исследованием графена занимаются компании Samsung, Apple, Sony. Предполагается, что следующие поколения смартфонов будут с графеновыми сенсорными экранами, а в перспективе ожидается, что графен заменит кремний в полупроводниковой технике. В диссертационной работе предложены гибридные структуры на основе графена, которые можно использовать в датчиках магнитного поля, устройствах для считывания информации с жестких дисков, в термоэлементах.


Один из интересных результатов можно сформулировать так: грязное можно сделать чистым, не удаляя саму грязь. В работе показано, что металлические свойства грязного (т.е. содержащего чужеродные примесные атомы) графена, который из-за большой концентрации грязи превратился из металла в диэлектрик, можно восстановить приложением электрического поля перпендикулярно плоскости графена. Появляется возможность исследовать металлические свойства, не беспокоясь о чистоте образцов, достаточно приложить соответствующее электрическое поле. На основе этого эффекта предложен первый графеновый светодиод. Другой результат меняет имеющиеся представления о диамагнетизме. Диамагнетики – это металлы, к которым не притягивается магнит. В диэлектриках диамагнетизма нет, т.к. в этих материалах нет электронов. Но этот известный факт не совсем верен. Двухслойный графен в поперечном электрическом поле становится диэлектриком, но в нем остается диамагнетизм, несмотря на отсутствие носителей заряда. Следующий результат состоит в том, что удалось предложить структуру из графена, в котором графен проявляет очень хорошие термоэлектрические свойства. Отметим, что идеальный свободный графен является плохим термоэлектриком. Официальными оппонентами выступили ведущие специалисты в области физики конденсированного состояния – доктора физико-математических наук Григорий Ефимович Воловик (Институт теоретической физики им. Л. Д. Ландау РАН), Александр Валентинович Елецкий (Курчатовский институт) и Александр Львович Рахманов (Институт теоретической и прикладной электродинамики РАН). Оппонирующей организацией выступил Московский физико-технический институт.

Автор: ‘Али Албанви
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 2834
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Человек и Наука

Пост №66  Сообщение ВЛАДОС » Пт ноя 19, 2021 12:44 am

Академик Исаак Халатников. Как создавалась школа Ландау

Исаак Маркович Халатников (род. 1919) — советский и российский физик-теоретик, доктор физико-математических наук (1952), академик АН СССР (1984, член-корреспондент с 1972). Первый директор Института теоретической физики имени Л.Д. Ландау РАН с 1965 по 1992 год. Затем почётный директор Института. Лауреат Сталинской премии второй степени (1953) — за расчетно-теоретические работы по изделию РДС-6с и РДС-5. Избран иностранным членом Лондонского королевского общества (1994). Ниже размещен фрагмент из книги его воспоминаний "Дау, Кентавр и другие". МОЙ УЧИТЕЛЬ. Как создавалась школа Ландау

В 1932 г. Ландау переехал из Ленинграда в Харьков. Кроме руководства теоретическим отделом в Украинском фи­зико-техническом институте он начал и преподавательскую ра­боту (сначала в Физико-механическом институте, а затем в Университете). К преподаванию он относился не просто серьез­но, а рассматривал как важную миссию своей жизни. За это друзья сразу назвали его Учителем. Программа физико-мате­матического образования в университетах в то время содержа­ла много анахронизмов. Некоторые из них сохранились еще с XIX века.

Курс теоретической механики читался в течение двух лет. Формулы удлинялись до неудобочитаемых размеров, посколь­ку не использовалось векторное исчисление. Первая револю­ция, которую Ландау произвел, — курс теоретической механи­ки был упразднен, и вся механика излагалась в течение полугода как часть курса теоретической физики. Естественно, что такие нововведения не могли вызвать большого энтузиазма у много­численной группы преподавателей теоретической механики. Ландау нажил себе таким путем немало врагов. Его новатор­ские идеи распространялись также на математику и препода­вание других дисциплин. Он, как человек общественно поля­ризованный, считал, что его идеи реформирования образования необходимо распространить на всю страну, и начал шаги в этом направлении.

В 30-е годы Н.И. Бухарин, после того, как он был выведен из Политбюро, был назначен главным редактором газеты «Из­вестия» и по совместительству руководил Советом по науке. Ландау решил изложить свои идеи Н.И. Бухарину и встретил­ся с ним в Москве в конце 1935 г. К тому времени Н.И. Буха­рин закончил писать Сталинскую Конституцию, и у него было время подумать об образовании. Он внимательно вник в идеи Ландау, одобрил их и, естественно, много говорил о Конститу­ции. Он предложил Ландау написать статью для «Известий», что тот и сделал. В результате 23 ноября 1935 г. появилась статья Ландау «Буржуазия и современная физика». Эта статья, не­смотря на «революционную фразеологию» интересна и в наше время. По возвращении с этой встречи Ландау оставался под сильным впечатлением от беседы с Бухариным. Особо силь­ное впечатление на него произвели обещанные народу сво­бодные выборы. В начале 1936 г. он своему другу Н.Н. Мейма­ну с усмешкой говорил: «Неужели Сталин не понимает, что при свободных выборах его никогда не изберут?» Ландау пове­рил в свободные выборы? Или, используя его любимое выра­жение — «попался на удочку классового врага».

А ведь он нас всех предупреждал: не попадаться!

Наступил 1937 год, известный как «год большого террора». В Харькове начались аресты. В Харьковском ФТИ среди арес­тованных был и ближайший друг Ландау физик-эксперимен­татор Лев Шубников, который уже имел за своими плечами открытие в физике металлов, носящее его имя. Самого Ландау уволили из Харьковского университета. Стало ясно, что оста­ваться дальше в Харькове опасно. И здесь, как нельзя кстати, было получено приглашение от П.Л. Капицы возглавить теоротдел в его институте в Москве. Ландау переехал в Москву, а в Харькове тем временем начались преследования его молодых сотрудников. Первой жертвой стал самый яркий среди них — И. Померанчук. Он был исключен из комсомола «за связь с Ландау».

На общем собрании в Харьковском университете рек­тор, говоря о Померанчуке, заявил: «Нам не нужны такие виндеркунды». Померанчуку и еще нескольким ученикам Ландау удалось сбежать из Харькова в Москву и устроиться в Коже­венный институт преподавать физику. Через год Померанчук представил в ученый совет Кожевенного института для защи­ты кандидатскую диссертацию, содержащую решение ориги­нальной задачи из области релятивистской квантовой механи­ки. Защита проходила на общеинститутском ученом совете, где большинство составляли специалисты кожевенной промыш­ленности и преподаватели марксизма. Последние попытались критиковать работу Померанчука. Дискуссию остановил рек­тор института, бывший дипломат, сказав: «Прошу помнить, что заниматься теоретической физикой — это не кожу дубить». Через несколько лет И. Померанчук занял в теоретической физике ведущую позицию и возглавил теоретический отдел в Институте теоретической и экспериментальной физики, орга­низованном А.И. Алихановым. Этот отдел был фактически филиалом теоротдела Ландау
Самого Ландау «карающий меч» все-таки настиг уже в Москве. За неделю до первомайской демонстрации 1938 г. он был арестован по обвинению в подготовке активных контр­революционных действий. Целый год он содержался в Лубян­ской тюрьме и был освобожден по ходатайству П.Л. Капицы, взявшего его на поруки. «Дело Ландау» было закрыто лишь в 1990-м году. Его друг Лев Шубников, арестованный в Харькове в 1937 г., был расстрелян через три месяца после ареста.

Вернемся к харьковскому периоду жизни Ландау. Лекции, которые он начал читать в Харьковском университете, сразу же привлекли к себе внимание студентов. Можно себе пред­ставить очарование, которое вызывала личность Ландау. К тому же это было время, когда теоретическая физика пожинала плоды своего золотого века. Квантовая механика уже была создана, но оставалось широкое поле для ее приложений. В частности, та область, которую мы называем квантовой теорией твердого тела, только начинала развиваться. Общительность и доступ­ность Ландау, его постоянная готовность обсуждать физиче­ские проблемы — все это сразу привело к образованию кружка молодых физиков и студентов, желавших работать с ним. Од­нако не все из них имели достаточную подготовку в теорети­ческой физике, Ландау видел это.

Он уже тогда хорошо пред­ставлял себе теоретическую физику как некую единую науку, имеющую свою логику, которую можно сформулировать на базе некоторых общих принципов. Эти идеи он воплотил в форме курса теоретической физики, написанного совместно с Е.М. Лифшицем. План курса теоретической физики был оформлен Ландау в виде программы теоретического миниму­ма, включавшей также и ряд математических разделов, знание которых необходимо каждому физику-теоретику. Теперь мо­лодые люди, желавшие работать с Ландау, должны были сдать ему экзамены по программе теорминимума, который позже, уже в Москве, в Институте физических проблем П.Л. Капица шутя назвал «техминимумом».

Хотя о теоретическом минимуме Ландау уже не раз писа­лось, я здесь останавливаюсь на его истории потому, что созда­ние теорминимума послужило основой для возникновения того, что называют школой Ландау. Практически все его ученики и сотрудники, образовавшие эту школу, прошли через теорминимум. Школа Ландау возникла не стихийно, она была задумана, запрограммирована, как теперь говорят, и теорминимум стал механизмом, позволявшим производить в течение многих лет селекционную работу — собирание талантов. Из школы Ландау вышло много известных советских физиков-теоретиков. Неко­торые из них возглавили после другие школы, придав им свой, специфический характер. Постепенно с развитием теоретиче­ской физики школа Ландау также эволюционировала. Однако мне сначала хотелось бы остановиться на стиле работы Ландау и его учеников в первые послевоенные годы, когда мне посча­стливилось у него учиться и сотрудничать с ним.

Прошу читателей извинить меня за некоторые подробности личного характера, которые мне придется привести, но они, как мне кажется, дают некоторое представление о стиле рабо­ты Ландау. Впервые я познакомился с ним осенью 1940 г., когда приехал к нему в Институт физических проблем (ИФП) с пись­мом от моего первого учителя — профессора Днепропетров­ского университета Б.Н. Финкельштейна — для сдачи теоре­тического минимума. В два приема, осенью 1940 и весной 1941 г., я его сдал. У нас в Днепропетровске студенты-физики знали о теорминимуме.

Студенты более ранних выпусков ез­дили в Харьков, где готовили дипломные работы и сдавали теорминимум. Преподавание теоретической физики в Дне­пропетровском университете строилось на основе харьковских лекций Ландау. Можно сказать, не боясь штампа, что слава Ландау тогда уже гремела. Как я уже писал, после сдачи мною последнего экзамена Ландау дал мне рекомендацию в аспи­рантуру. Но началась война, которая помешала мне сразу на­чать учебу. Осенью 1945 г. я был зачислен в аспирантуру Ин­ститута физических проблем, и с той поры до дня трагической катастрофы, в которую попал Ландау в январе 1962 г., тесно сотрудничал с ним.

Ландау лично вел учет сдающих экзамены теорминимума. Отмечалась только дата сдачи того или иного экзамена, отмет­ки не выставлялись. В особых случаях ставились восклица­тельные либо вопросительные знаки. Если у сдающего наби­ралось три вопросительных знака, то он считался непригодным для занятий теоретической физикой. Наступал самый непри­ятный момент — надлежало объявить ему об этом. Экзамены принимали ближайшие сотрудники Ландау, за исключением самого первого экзамена по математике, когда Ландау лично знакомился со сдающим. Наиболее неприятную функцию объявления сдающему экзамены о его непригодности к заня­тиям теоретической физикой Дау всегда брал на себя.

Можно себе представить, что значило для начинающего физика-теоретика услышать от Ландау, что он не рекомендует ему зани­маться теоретической физикой. Как-то я сказал Ландау, что он жестокий человек, поскольку считал, что для доброго чело­века такая обязанность была бы не по силам. Ландау возму­тился, выбежал от меня и долго в коридоре ИФП всем встреч­ным говорил: «Вы подумайте, Халат говорит, что я жестокий человек!» Кстати, как-то я спросил Дау, как он поступал в тех случаях, когда у него проходили чувства к женщине. Он отве­тил, что прямо ей об этом объявлял. Я опять сказал, что так поступать жестоко. Да и в главном — в научных дискуссиях — Ландау не деликатничал и давал резкую оценку работ даже весьма почтенных теоретиков.

Так, до 1957 г. он был не очень высокого мнения о работах Джона Бардина и часто высказы­вал это на семинарах: «Мы знаем, что может Бардин!» Лишь после создания теории сверхпроводимости и получения Бар­диным второй Нобелевской премии он признал высочайший класс этого теоретика. С другой стороны, в повседневной жиз­ни Ландау был очень деликатным и вежливым человеком. Мог на улице незнакомому человеку подробно и долго объяснять, как пройти по нужному адресу. Возмущался, когда грубо отве­чают на ошибочный телефонный звонок.

Каждый четверг в конференц-зале ИФП собирался семи­нар Ландау. Для его учеников, которые работали в теоретиче­ском отделе ИФП и в других институтах, где они сами уже возглавляли теоретические отделы, посещение семинара Лан­дау было обязательным. То был один из неписаных законов, который строго соблюдался, хотя, естественно, никакого уче­та посещаемости не велось. Семинар всегда начинался точно в 11.00. Но обычно все приходили заранее. Когда до начала ос­тавались одна-две минуты, и почти все участники семинара, а их было примерно 10-12, уже сидели на сцене за прямоуголь­ным столом, Ландау шутя говорил: «Осталась еще одна мину­та, подождем, может быть, Мигдал придет» — и, как правило, тут же открывалась дверь и появлялся А.Б. Мигдал. Эта шутка нередко повторялась, она стала как бы неотъемлемой частью своеобразного семинарского ритуала.

На семинаре делались доклады и об оригинальных работах, но чаще реферировались статьи из наиболее авторитетных фи­зических журналов. Каждый из участников семинара, когда до него доходила очередь в алфавитном порядке, обязан был явить­ся к Ландау с очередным номером журнала, чаще всего «Physical Review». Лев Давидович просматривал журнал и отмечал га­лочками статьи, которые ему представлялись интересными. Его научные интересы не ограничивались какой-либо одной об­ластью, поэтому среди избираемых для доклада были статьи из всех областей физики — от физики твердого тела до общей теории относительности. Иногда отобранные статьи были по­священы очень узким, специальным вопросам физики твердо­го тела — о таких статьях Ландау говорил: «Ну, это о квасцах!». Однако и статьи о «квасцах» рассматривались на семинаре так же внимательно, как и статьи, посвященные фундаменталь­ным проблемам квантовой теории поля. Ландау любил физику во всех ее проявлениях.

Задача, стоявшая перед докладчиком на семинаре, была не из легких. Он должен был с полным пониманием изложить содержание многих отобранных статей. Подготовка реферата требовала большой затраты труда и немалой эрудиции. Никто не мог сослаться на свою некомпетентность в каком-либо во­просе для оправдания невозможности прореферировать ту или иную статью. Здесь-то и сказалась универсальная подготовка, которую давал теорминимум. Ландау был универсалом в тео­ретической физике и того же требовал от учеников.

До тех пор, пока у Ландау или других участников семинара оставались вопросы, докладчик не имел права покинуть «аре­ну». Далее Ландау оценивал результаты, полученные в проре­ферированной статье. Если результат был выдающимся, то его вносили в «Золотую книгу». Если при обсуждении статьи воз­никали интересные вопросы, требовавшие дальнейшего иссле­дования, то эти вопросы записывались в тетрадь проблем. Эта тетрадь регулярно велась до 1962 г., и из нее молодые физики черпали задачи для серьезных научных исследований. Некото­рые статьи объявлялись «патологией». Это значило, что в статье либо в постановке задачи, либо в ее решении нарушены прин­ципы научного анализа (естественно, речь шла не об арифме­тических ошибках). Сам Ландау физические журналы не чи­тал, и таким образом семинар превращался в творческую лабораторию, в которой ученики Ландау, делясь с ним науч­ной информацией, учились у него глубокому критическому анализу и пониманию физики.

С годами круг докладчиков постепенно расширялся за счет молодых физиков, сдавших теорминимум. Теперь участники семинара уже не помещались за столом на сцене и заполняли весь зал Института физических проблем. Тот, кто сдал теор­минимум, приобретал определенные права и обязанности. Он приобретал право на поддержку и заботу со стороны Ландау, но за это был обязан готовить рефераты для семинаров. И ес­ли докладчик на семинаре не мог толково ответить на вопро­сы, касавшиеся содержания реферируемого материала, или не умел ясно излагать свои мысли, ему приходилось нелегко. Иногда такой неудачник (что бывало, правда, очень редко) исключался из списка докладчиков, то есть лишался права выступать с рефератами статей. В атмосфере, которая окружа­ла Ландау, это воспринималось как своеобразная высшая мера наказания. Такого теоретика Ландау презирал и немедленно лишал своей поддержки. Он как бы не замечал больше этого человека.

Не все заседания семинаров посвящались рефератам. За­слушивались также и доклады об оригинальных работах. В ка­честве докладчиков выступали как ученики Ландау, так и фи­зики из других институтов и городов, желавшие обсудить свои работы. Как правило, еще до семинара с работой знакомили Ландау, и, если он находил ее интересной, она допускалась на семинар. Сам Ландау обо всех своих работах докладывал на семинаре.

Сделать доклад на семинаре было трудно, но почетно. Док­ладчик подвергался, что называется, допросу с пристрастием. Слушателям разрешалось его перебивать. Это был скорее даже не доклад, а диалог между докладчиком и аудиторией во главе с Ландау. Нередко в ходе доклада выяснялись различные ошибки и пробелы в логике, несогласованность отдельных предположе­ний, лежавших в основе работы. Ландау обладал выдающимся критическим умом. Поэтому критика Ландау всегда помогала выяснить истину. Если автор работы преуспевал с докладом на семинаре, то можно было считать, что его работа действительно логически непротиворечива и содержит новые результаты. Поэто­му так велико было среди теоретиков желание доложить свою работу на семинаре Ландау. Докладчик иногда получал нелице­приятную оценку своего труда, причем на самом высшем уровне.

Критический анализ научной работы важен в любой облас­ти науки. В теоретической физике его роль особенно велика. Работа в теоретической физике обычно представляет собой цепь логических построений, в которых могут быть допущены про­белы. Автор может в начале работы сделать предположения, справедливость которых в ее конце не всегда подтверждается. Часто эти предположения делаются не явно. Бывало, автор, безуспешно исчерпав все свои доводы, прибегал, как он счи­тал, к «решающему» и ссылался на совпадение своих результа­тов с экспериментальными наблюдениями. Такой аргумент вы­зывал только смех аудитории, поскольку никакое совпадение теории с экспериментом не может оправдать отсутствие логи­ки в работе физика-теоретика.

Обладая выдающимся критическим умом, Ландау был са­мокритичен. Хорошо известно, что он любил все классифици­ровать, в том числе и физиков, но в «табеле о рангах» для физиков отводил себе более скромное место, чем заслуживал. Когда я, восхищаясь критическим умом Ландау, однажды ска­зал ему об этом, последовал ответ: «Вы не встречались с Пау­ли! Вот кто действительно обладал критическим умом!» Семи­нары в ИФП, благодаря своему творческому активному характеру, безусловно содействовали формированию школы Ландау.

Коснемся теперь того, как работал сам Ландау и как с ним взаимодействовали его ученики, так сказать, в индивидуаль­ном плане. Основой всего для Ландау был его интерес к физи­ке. Его рабочий день часто начинался с визитов в эксперимен­тальные лаборатории на первом этаже Института физических проблем. Быстро пробегал по лабораториям, узнавал новости, задерживался там, где нужна была его немедленная теорети­ческая помощь. Ландау считал, что ответы на вопросы экспе­риментаторов должны пользоваться приоритетом перед други­ми делами теоретика. Он был готов прервать любое занятие, если к нему обращался экспериментатор, нуждавшийся пусть даже в небольшом расчете, который он сам не мог произвести. И именно из взаимодействия с экспериментаторами возникли многие важные работы Ландау. Достаточно сказать, что глав­ный его шедевр — теория сверхтекучести — был создан в тес­ном повседневном сотрудничестве с П.Л. Капицей, который открыл и исследовал это явление.

Постоянная связь с экспериментаторами была столь же ес­тественной и для ближайших сотрудников Ландау. Поступив в аспирантуру, я сразу же установил контакт с лабораторией жид­кого гелия, где в то время очень интересные результаты полу­чили В.П. Пешков и Э.Л. Андроникашвили. Накопившиеся у них результаты нуждались в объяснении. В частности, не было ясным наблюдавшееся явление вязкости в «безвязкой» сверх­текучей жидкости. Предварительные расчеты на основе тео­рии Ландау давали качественное объяснение тому, что наблю­далось. Однако понадобилось некоторое время, чтобы убедить его в справедливости этих расчетов. Дело в том, что темпера­турная зависимость кинетических коэффициентов в кванто­вой жидкости оказывалась весьма необычной и совершенно отличной от той, которая следовала из известной кинетиче­ской теории газов.

Для «экономии мысли» Ландау часто применял хорошо из­вестные ему общие принципы, а все, что не укладывалось в эти принципы, отметалось с порога. Но всякий новый и нетриви­альный результат заставлял его задуматься. Он в таких случаях вскоре сам своими методами либо получал этот результат, либо опровергал его. В данном конкретном случае Ландау заинтере­совался задачей, и вскоре был найден путь точного решения кинетического уравнения для элементарных возбуждений в кван­товой жидкости. Так возникла наша совместная работа, посвя­щенная теории вязкости сверхтекучего гелия.

Такая схема взаимодействия Ландау с его учениками была в известной степени типичной. Молодой ученик находил зада­чу, проводил предварительные расчеты, и часто на самом труд­ном этапе в действие вступал сам Ландау с его мощной техни­кой. Иногда это был совет, а чаще всего — серьезный расчет. Но и это еще не значило, что Ландау разрешит включить свое имя в число авторов. Он был щедр и часто дарил свои расчеты. И лишь в том случае, если результат действительно того стоил и его вклад был велик, он соглашался стать соавтором. Очень характерно и то, что Ландау не давал задач своим ученикам, а аспирантам — тем для диссертаций. Они должны были их на­ходить сами. Это приучало к самостоятельности и воспитыва­ло в людях качества научных руководителей.

Другая важная подробность. Ландау никогда не делал того, что должен был, по его мнению, сделать сам ученик. Иногда после безуспешных попыток решить задачу ученик приходил за помощью к Ландау и слышал: «Это ваша задача. Почему я должен делать за вас?» Понимать это следовало так, что при из­вестной затрате труда Ландау мог бы разобраться, однако не же­лает тратить на это время. Как правило, после категорического отказа Ландау помочь становилось ясно, что помощи уже ждать не от кого. Наступало просветление, и задача быстро решалась.

Остановлюсь на другом характерном примере сотрудниче­ства с Ландау. Начало 50-х годов. Достигнут гигантский про­гресс в квантовой электродинамике: фейнмановские диаграм­мы, устранение бесконечностей. Появилась новая техника в теоретической физике, которой Ландау не владел. В те годы я тесно сотрудничал с А.А. Абрикосовым, с которым мы совмест­но опубликовали немало работ. Физиков-теоретиков было еще немного, и, может быть, поэтому, а также и благодаря при­вычке читать журналы, мы были первыми в Москве, кто изу­чил работы Фейнмана и овладел релятивистской теорией воз­мущений. По молодости лет мы предприняли смелую попытку решить уравнения квантовой электродинамики точно. И была даже хорошая идея воспользоваться для этого свойством гра­диентной инвариантности теории.

Мы начали расчеты, кото­рые постоянно обсуждали с Ландау. И вот, когда уже были по­лучены окончательные формулы для массы и заряда электрона, выяснилось, что из-за одного очень тонкого эффекта наша идея не срабатывает. И тут Ландау вступил в действие. Он предло­жил отбирать и суммировать наиболее важные диаграммы (чле­ны ряда теории возмущений). Дальнейшее было делом техни­ки, которой мы с Абрикосовым владели. Так возникла серия работ трех авторов, посвященная асимптотическому поведению функции Грина в квантовой электродинамике. В дальнейшем методы, развитые в этих работах, получили применение в ста­тистической и других разделах физики.

Расскажу о теории, созданной Ландау, можно сказать, на моих глазах. Речь идет о теории квантовой Ферми-жидкости. К 1956 г. накопились экспериментальные данные о жидком гелии, состоящем из изотопа с т — 3 (Не), которые не укла­дывались в картину идеального газа элементарных возбужде­ний. Однажды Ландау появился в моей комнате в ИФП и на­чал быстро писать на доске законы сохранения, вытекающие из кинетического уравнения для элементарных возбуждений. Оказалось, что закон сохранения импульса не выполняется автоматически. А на следующий день у него уже был ответ. Картина идеального газа для фермиевских возбуждений не проходила, необходимо было учитывать их взаимодействие с самого начала. Так возникла одна из элегантнейших теорий Ландау.

Поскольку теория складывалась на наших глазах и обсуждалась поэтапно, у нас, его учеников, возникло чувство сопричастности к ее созданию. Совместно с А.А. Абрикосовым мы вскоре применили теорию Ландау для исследования конк­ретных свойств Ферми-жидкости. Хотя в то время у нас и воз­никло впечатление, что Ландау создал теорию на наших гла­зах, я все же думаю, что за всем этим стояла его домашняя подготовительная работа. Однако часто работы Ландау дей­ствительно возникали в результате импровизации. Такие имп­ровизационные расчеты Ландау дарил тем, кто ставил перед ним задачу.

Работы Ландау отличала четкость и простота изложения. Он тщательно продумывал свои лекции и статьи. Как извест­но, сам он не писал своих статей. К этой ответственной работе привлекались его сотрудники. Чаще всего это делал Е.М. Лифшиц. Мне же посчастливилось писать с Ландау две его извест­ные статьи, посвященные двухкомпонентному нейтрино и со­хранению комбинированной четности. Ландау обдумывал и обсуждал со мной каждую фразу, и лишь найдя наиболее яс­ную формулировку, считал возможным зафиксировать ее на бумаге. Таким образом он не только оттачивал стиль изложе­ния, но и попутно находил вопросы, нуждавшиеся в дополни­тельном разъяснении.

На нескольких приведенных примерах можно проследить, как работала творческая лаборатория Ландау. Во всяком слу­чае, его взаимоотношения с учениками отнюдь не сводились к тому, что он «выдавал» идеи, которые ученики подхватыва­ли и разрабатывали.

Когда в 1962 г., после автомобильной катастрофы, стало ясно, что Ландау уже не вернется к занятиям теоретической физикой, перед его ближайшими сотрудниками встала серьез­ная задача — сохранить школу Ландау с ее традициями. Хотя среди учеников Ландау были уже зрелые и крупные ученые, никто из них не смел и думать о том, чтобы заменить его в качестве лидера. Важнейшая и труднейшая задача состояла в сохранении лишь того высокого научного стандарта, прису­щего школе, в сохранении научного коллектива, который обес­печивал этот стандарт. Постепенно мы пришли к естественно­му заключению, что только коллективный ум может заменить могучий критический ум нашего учителя. Таким коллектив­ным умом мог стать специальный институт теоретической физики. Эта идея получила поддержку руководства Академии наук СССР, и осенью 1964 г. Институт теоретической физики (ИТФ) был организован.

Институт образовался в составе Ногинского научного цент­ра АН СССР, где в то время создавали Институт физики твер­дого тела. Было естественно, что институт вначале ограничи­вал свои задачи теорией твердого тела. Однако, как уже говорилось, самого Ландау и его школу всегда отличала уни­версальность. Постепенно в институте стали развиваться и дру­гие направления: ядерная физика и квантовая теория поля, релятивистская астрофизика, физика плазмы. Был организо­ван отдел математики и математической физики.

В таком институте широкого профиля главной проблемой было обеспечить взаимопонимание специалистов в различных областях физики. Приходилось считаться с тем, что век универ­салов типа Ландау окончился. Физика стала столь обширной наукой, что универсальность оказалась возможна лишь в мас­штабах коллектива. Но в этом случае обязательно наличие у членов коллектива общего языка. Опыт развития теоретической физики в последние десятилетия показал решающее значение взаимного влияния различных областей физики. Приведем хо­рошо известный пример: методы, развитые в квантовой теории поля, сыграли определяющую роль в теории конденсированно­го состояния, и в частности, в решении проблемы теории фазо­вых переходов.

Конечно, общий язык может быть достигнут лишь в небольшом коллективе тщательно подобранных специалистов. О том, что нам удалось достигнуть этого, гово­рят многие примеры. Остановлюсь лишь на одном. Совместны­ми работами теоретиков и математиков ИТФ был достигнут значительный прогресс в квантовой теории поля и в теории сверхтекучести квантовой жидкости, которая состоит из атомов Не при сверхнизких температурах. В обоих случаях были эф­фективно использованы методы топологии. Этими успехами мы обязаны уже новому поколению теоретиков, выросших в стенах ИТФ. Появление этого нового поколения, так сказать, учени­ков учеников Ландау, или его научных «внуков», является зало­гом того, что дело, которому он себя посвятил, живет

ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 2834
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Пред.

  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в Наука

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron