Земледелие в России

Обсуждения важнейших мировых событий, всей политической обстановки!

Модератор: Модераторы

Земледелие в России

Пост №1  Сообщение ВЛАДОС » Сб окт 17, 2015 10:15 pm

Историю зарождения теории органики принято вести с 1924 года (хотя исследования проводились и раньше), когда австро-германский философ Рудольф Штайнер предложил миру концепцию биодинамического земледелия в труде «Духовно-научные основы успешного развития сельского хозяйства». Он вывел общую антропософию, основанную на идее единства всего живого, которой кроме прочего пронизан и труд «Биосфера» Владимира Вернадского. В 1940-е годы в Европе и США начали появляться движения органического производства, к которым охотно примыкали потом хиппи. Но как массовый культ она начала формироваться с начала 1980-х, когда принц Чарльз разбил в поместье Глостершир сад, чтобы продемонстрировать, в каком уровне сельского хозяйства на самом деле нуждается Великобритания. Вскоре он основал первую международную компанию Duchy Organical, которая производила органические продукты. В течение десяти лет органика стала привилегией элит и обрела популярность у модников.

Новый толчок придали рынку «зеленые», развернувшие широкую пропаганду здорового питания. Так органика пошла в массы; свободная от ГМО, синтетических гормонов, химических удобрений и прочих рискованных веществ пища явно пришлась по вкусу зажиточной части населения развитых стран. В итоге, по данным Международной федерации движений экологического сельского хозяйства (IFOAM, включает в себя 700 участников из 100 стран), мировой рынок органической продукции вырос с 15 млрд долларов в 1999 году до 56 млрд в 2010-м и достиг почти 90 млрд в 2014-м — это больше мирового оборота вооружений в 2012 году, 65 млрд долларов. В то время как индустриальное сельхозпроизводство прибавляло по 2–3% в год, он набирал по 15–20%.

96% органики потребляют в США, Западной Европе и Японии. Пока органическая продукция составляет лишь 4% мирового рынка продовольствия, но ожидается, что вскоре станет его десятой частью. Во всяком случае, регулярные исследования показывают, что число европейцев, северных американцев и японцев, готовых в полтора-два раза переплачивать за здоровую пищу, растет даже во время кризиса и рецессии. Еда традиционного и индустриального производства все больше вымывается из рациона среднего класса развитых стран. Хотя глобального ее вытеснения с планеты не ожидается: рост традиционного производства сельхозпродукции, в том числе с использованием ГМО, будет расти вслед за увеличением численности населения.
В начале 21 века российский рынок органики рос быстрее, чем мировой, демонстрируя ежегодный прирост в 30–40%. В 2012 году оборот российского рынка биопродуктов, по различным оценкам, составил 120–140 млн долларов, а в 2014-м, по данным Союза органического земледелия, составил 190 млн долларов. Более 90% этого объема составлял импорт — в основном из стран Европы, которые продают в России продукты, изготовленные в том числе из купленного у нас сырья.

Пока только 2–3% россиян потребляют органическую продукцию, хотя исследования РОМИР, например, показывают, что переплачивать за здоровую еду готовы уже 58% опрошенных, а 21% знают, что такое органическая продукция, и стараются хотя бы изредка ее приобретать. Это говорит об огромном отложенном спросе, что и позволяет делать вдохновляющие прогнозы по производству.

«Потенциал рынка органической сельскохозяйственной продукции для России в среднесрочной перспективе — 300–700 миллиардов рублей. Просто потребитель пока дезориентирован и не понимает, какая именно продукция является чистой, — уверен бывший исполнительный директор Союза органического земледелия Яков Любоведский. — Если в этом году закон об органической продукции будет принят, то уже к 2020 году в России количество сертифицированных производителей органической сельскохозяйственной продукции превысит 15 тысяч — сейчас их около ста. На селе будет создано от 750 тысяч до миллиона новых рабочих мест с высоким уровнем дохода. В странах ЕС в производстве органической продукции занято в среднем 10–15% фермеров. Соответственно, в России их число может составить более 30 тысяч человек».
За последние десять лет площадь сертифицированных под органику земель в России выросла с 4 тыс. га до более 160 тыс. в 2014 году. Однако подсчитать, сколько на самом деле производится органики в России, не представляется возможным. В том числе потому, что многим владельцам крупных личных подсобных хозяйств даже невдомек, что они на самом деле производят органические продукты. Сбывают они свою продукцию на ярмарках или в частных лавках как традиционную, без всякой премии «за здоровье», на которой зиждется весь мировой рынок органики.

Из-за преобладания импорта в наших магазинах органика может стоить в три-семь раз дороже обычной еды (логистика, пошлины, цепочки посредников и, главное, высокая премия за «элитность»), в то время как в США и ЕС она дороже в среднем на 30–50%. Во всяком случае, так происходит в Москве и области, где потребляют большую часть экопродукции в стране. Цены могут быть выше по сравнению с традиционными аналогами как на несколько процентов (но это, как правило, псевдоорганика), так и в два-три раза — все зависит от места производства, наличия импортных аналогов, глубины передела и проч. Например, органические яйца в экомагазинах некогда продавались в семь раз дороже обычных (сейчас разница меньше), курятина — в 5,2 раза. Чистое молоко может стоить в полтора-два раза дороже, а то и больше, чем обычное; такая же ситуация с овощами.
Из 165 стран, производящих органические продукты, почти в 90 уже действуют свои официальные биостандарты, у нас же — лишь частные, не регулируемые государством. Проект закона об органической продукции и соответствующий ГОСТ обсуждаются уже 1З лет. Копий в дискуссиях сломано немало, и то ли еще будет, если эти документы вступят в силу. Однако уже ясно: у России наконец появился шанс обзавестись своей внятной единой системой сертификации органики. Она необходима прежде всего потребителю, чтобы ориентироваться среди полчища «сорняков» на прилавках (продукции тех, кто без оснований и сертификатов использует слова «органический» или «био», «эко» и проч.). Сейчас поборники органики в основном ищут взглядом наиболее популярный «евролисток», который означает сертификацию по стандарту ЕС, или российские знаки «Чистые росы», «Чистые росы Bio», «Листок жизни» и проч. И все равно путаются, поскольку слышали, что многие другие значки также означают органику.

Эта неразбериха пока и является главным риском при сбыте органической продукции.
роблема в том, что в кооперацию с целью экспорта сразу больших объемов наши сертифицированные фермеры и агрохолдинги пока не вступили. «Мы не ожидаем большого прорыва по экспорту органического зерна еще и потому, что европейцы зачастую дают за него цену как за традиционное, — говорит исполнительный директор НП “Российский зерновой союз” Владимир Корбут. — У них оно может столько стоить, потому что органика дотируется, так что мы их фермерам пока не конкуренты».

Производить зерно на экспорт готов, например, Алексей Коновалов, однако он не видит достаточно опытных коллег, с которыми можно вступить в кооперацию. И поэтому пока предпочитает вкладывать прибыль в развитие неэкспортируемой продукции животноводства. Илья Калеткин, у которого сейчас почти все объемы зерновых законтрактованы для поставки на внутренний рынок, смотрит в сторону Запада с оптимизмом, но лишь в среднесрочной перспективе. «Мы могли бы продавать рапс, полбу и очень редкую по нынешним временам органическую сою, для чего даже планировали строить свое зернохранилище, — говорит один из крупнейших в России производителей органического зерна. — Но кризис спутал планы: у нас доходы от продажи импорта снизились ввиду снижения динамики роста спроса на него в России, а затраты на запчасти для техники выросли из-за девальвации. Но одно могу сказать точно: наше биозерно может стоить на Западе столько же, сколько традиционное».

Перспективными для экспорта считаются овощи, но никто из опрошенных «Экспертом» крупнейших производителей не собирается пока переходить на органику — они еще толком не освоили «враждебную» этому направлению гидропонику. Органические овощи производят «Васильки», «Савинская нива» и несколько относительно небольших хозяйств в Псковской области и Краснодарском крае. В промышленных масштабах с ними экспериментируют только в «Рузском молоке» (продукция не сертифицирована — ждут госрегулирования) и «АгриВолге». Последняя компания, самый крупный в России владелец чистых земель (60 тыс. га), об экспорте вообще не помышляет. «К чему эти хлопоты, если мы пока даже свой рынок насытить не можем? Спрос очень высок на местную молочную и мясную продукцию», — говорит исполнительный директор «Агранты» Андрей Грачев.

Поэтому можно сделать вывод: российские производители органики только накапливают опыт и потенциал для экспорта, чему на руку и девальвация рубля, и антисанкции. Тем более что схлынувший из-за девальвации органический импорт тоже на руку нашим производителям: благодаря импорту российский потребитель узнал, что такое органика, и теперь готов переходить на более дешевую отечественную экопродукцию.

Высокие риски при низких затратах
Согласно исследованию ООН, при реорганизации хозяйств с внедрением методов органического производства продуктивность у фермеров повышалась на 116%, а их доходы увеличивались в два-три раза, несмотря на удорожание производства и снижение урожайности (в среднем — на 30% для зерновых, бобовых и масличных культур). В России переходить от традиционного к органическому хозяйству и сложнее, и проще.

Считается, что в целом удельные затраты на органическое производство в условиях России могут быть сопоставимы с традиционным или выше последних в среднем на 10–40%. Все зависит от правильного подбора культуры: например, болезнь растений или животных может привести к расходам, перекрывающим общую экономию на агрохимикатах. По расчетам агроэкономиста Алексея Егорова, в целом по стране при распространении систем органического сельского хозяйства на территорию, соответствующую 10–35% нынешних сельскохозяйственных земель, экономия только на агрохимикатах могла бы составить от 30 до 100 млрд рублей в год. К тому же «органический» фермер существенно экономит на горючем. Но это в целом, а частности куда сложнее: органическое хозяйство может быть как дешевле, так и дороже традиционного, многое зависит от вида производства, культуры, местных условий, а еще больше — от форс-мажоров и человеческого фактора.

Расходы на агрохимикаты нередко заменяются расходами на консультации по подбору культур, видов удобрений, необходимых микроорганизмов, которых приходится порой специально заказывать, в том числе за рубежом. Например, у крымского фермера Павла Наумова (компания «Эфирмасло»), который продает на экспорт органические эфирные масла и ингредиенты к ним, 20–30% затрат в себестоимости продукции приходится на подготовку почвы и биоудобрения (в аналогичном традиционном хозяйстве — лишь около 10%).

Экономию на химии для зерновых культур, например, может нивелировать любая природная напасть, включая плохую погоду. «В органическом производстве обработка фунгицидами и протравка стоит 500 рублей на тонну семян, в биопроизводстве — 150–200 рублей, — рассказывает директор по науке компании “Органик парк” (крупный производитель препаратов для экохозяйств) Игорь Давлетбаев. — Но иногда возникает необходимость использовать биогербициды, что обходится в две-три тысячи рублей на тонну, в то время как обычные агрохимикаты стоят 200–300 рублей на тонну».

По словам Андрея Грачева, «АгриВолга», в которую за два года было вложено более миллиарда рублей для построения инфраструктуры, приобретения техники, автоматических линий доения и т. д., пока показывает нулевую прибыльность. Другие опрошенные нами производители признались, что еще не просчитывали себестоимость и прибыльность собственно органического производства — его экономика переплетена с параллельными традиционными хозяйствами или другими бизнесами (общие — техника, энергия, кадры и проч.). Однако производители органики говорят, что, «по ощущениям», производить органику порой выгоднее раза в три-четыре.

Агроэкономист Игорь Мурадов подсчитал в общих чертах эффективность перехода с традиционного производства на органическое на примере мелкого молочного фермерского хозяйства «АВКМЮ-Надежда» и пришел к выводу, что за пятилетний период разница между доходами и расходами увеличивается с 320 тыс. рублей в год почти до 900 тыс. рублей, то есть прибыльность повышается втрое, несмотря на то, что в первые годы хозяйство могло сработать себе в убыток.

В животноводстве при правильной его организации основные показатели продуктивности выше в экологических хозяйствах. Надои на одну корову в экологических хозяйствах в среднем на 10–15% выше, чем в традиционных.

При этом у российских фермеров есть явные преимущества перед западными: в России еще много уникального по плодородию чернозема, почти не требующего удобрений в первые годы. Поэтому почти все нынешние производители органики, используя особенности советского прошлого (заброшенные земли успели отдохнуть), смогли исключить такую значимую для западных коллег статью расходов, как подготовка почвы в течение двух-трех лет. А отсутствие у наших фермеров и агрохозяйств госдотаций (в отличие от западных, которые могут рассчитывать на субсидии до 400 евро на гектар пашни или до 40% себестоимости продукции) компенсируется в среднем двукратной и трехкратной премией к цене (в ЕС и США — примерно 30%). Впрочем, крупные российские производители довольствуются и обычной маржой в 15–20%, что приближает их продукцию по стоимости к традиционной. За двойной и тройной премией они не гонятся, чтобы не отпугнуть нового малосведущего покупателя.

«Нам достались земли разорившегося после распада СССР колхоза — типичная картина для России, — рассказывает Илья Калеткин из “Ариверы”. — И это в Мордовии, где малоплодородная почва. Мы пошли на амбициозный эксперимент: решили доказать, что даже на заброшенных неплодородных почвах можем без химии получать нормальный урожай. Это наша задача и по урожайности, и по себестоимости. Хотя еще в начале цикла мы “хватанули” и засуху 2010-го, и сверхдождливое лето 2012-го. Но все равно вышли в плюс по нашим трем органическим хозяйствам».

Ввиду недоступности займов пришлось отказаться от расширения и одному из крупнейших в стране производителей — группе компаний «Органик». В нее входят три крупных традиционных хозяйства и одно молочное органическое, использующее 1,4 тыс. га (ООО «Экологическое хозяйство “Спартак”» с сертификатом по эквивалентам стандартов ЕС). «Мы планировали в ближайшее время ввести такие производства в двух других наших хозяйствах, но западное дешевое финансирование было перекрыто, да и спрос перестал расти. А еще подвело государство, выделив меньше субсидий на литр молока, чем обещало ранее», — говорит заместитель генерального директора ГК «Органик» Олег Мироненко.

Юридическое, законодательное оформление рынка органики сделает банковское финансирование более доступным для производителей. «Пока для банкиров нет понятия “органика”, поскольку его нет нигде в законах, — поясняет Александр Коновалов, владелец компаний “Экоферма Коновалово” и “Экокластер”. — Хотя они сами только органику и едят, рынок этот для них неочевиден, они искренне не понимают бизнес-планы на то, чего формально нет. И предлагают снижать риски неурожая или порчи такими же методами, что и в традиционном хозяйстве».

Впрочем, из законопроекта об органической продукции уже изъяли раздел о мерах господдержки. Речь шла не о прямых субсидиях, а о косвенных методах стимулирования производителей. Например, в Эстонии и Латвии государство обязуется закупать у экопроизводителей продукцию, которую те не смогли реализовать. В Германии фермерам помогают пройти органическую сертификацию, после чего они получают право на специальные субсидии.
«Эксперт» №36 (955)

ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 1291
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Земледелие в России

Пост №2  Сообщение ВЛАДОС » Чт ноя 12, 2015 12:28 am

В декабре прошлого года оформилось новое общественное движение «Федеральный сельсовет». Председатель — Василий Мельниченко, герой наших публикаций. Сопредседатель — директор совхоза имени Ленина Павел Грудинин.

При поддержке Комитета гражданских инициатив прошел Всероссийский съезд представителей малых городов и представителей сельских территорий.

Принципиальное отличие этого съезда от прежних фермерских заключается в том, что наконец-то проведен тщательный профессиональный мониторинг состояния того сектора экономики, который связан с селом и малыми городами. А если шире — это мониторинг жизненных проблем села.

Как правило, о селе мы вспоминаем в связи с продовольственной безопасностью, что несправедливо. В данном случае речь шла прежде всего о развитии (ускоренном и долгосрочном!) территориальных пространств. Вопрос стоит о комплексном развитии: организации рабочих мест, модернизации социальной сферы, предоставлении жителям сельских мест доступа ко всем достижениям цивилизации.

Все бы эти благие пожелания могли остаться (как часто и бывало) пустыми декларациями, если бы не одно чрезвычайное обстоятельство. Следует сказать, что впервые обозначены конкретные меры, которые могут приостановить стремительное разрушение села.

Все намеченные меры — это не просто обозначенные задачи, а целая система действий, которые могут спасти село.

Когда изучаешь эту систему, слышишь голоса фермеров. Я так и сказала Василию Мельниченко: «Все это я слышала тысячу раз от фермеров». Он ответил: «Да, такая цель была — предложения фермеров стали основой модели хозяйствования. Изучали дело на местах. Сам проехал десятки регионов».

Не вдаваясь в подробности, скажем, на каких принципах строится эта система. На точном анализе современного состояния экономики. На точном расчете возможностей выхода из создавшейся ситуации. В программе продумано все, начиная с доступа к минеральным удобрениям: необходимо довести использование удобрения с нынешних 20 кг до 60 кг на гектар пашни. В настоящее время монополия производителей приводит к многократному повышению цен. Отчетная цена завода 5300 рублей за одну тонну селитры. Потребитель вынужден платить за эту же тонну от 12 до 14 тысяч. Это один из примеров. Такие расчеты сделаны по всем направлениям экономики аграрного сектора.

Только перечислим: доступ к горюче-смазочным материалам, электроэнергии, газификации сельских территорий.

Удавкой на шее сельхозпроизводителей авторы программы считают нехватку специалистов. Дан прогноз — если все останется без изменений, через 3–5 лет на селе не останется механизаторов, агрономов, зоотехников. Стыдно сказать: в некоторых вузах сельскохозяйственного профиля ликвидированы агрономические факультеты. Сельских училищ уже давно нет.

Особая статья программы — доступ к финансовым ресурсам. Это касается и субсидий на приобретение спецтехники, и кредитования.

Предусмотрено все, вплоть до введения моратория на банкротство сельхозпроизводителей, развитие всех видов кооперации: кредитной, сбытовой, потребительской. Сказано прямо: «В нынешнем состоянии сельской экономики и взаимодействии с государством настоящая кооперация невозможна».

Острейшая проблема — система самоуправления. Создание условий для его развития. Предполагается создать Парк развития сельских территорий. Центральное звено Парка — Фонд развития. Это нечто вроде кассы взаимопомощи, распоряжаться которой должна местная администрация совместно с жителями и предпринимателями. Разработанная долгосрочная стратегия устойчивого развития позволит преобразовать сельские территории. Они могут выйти из депрессивного состояния и стать точками роста страны. При существующем положении вещей, если оно сохранится на годы, процесс исхода населения из села пойдет в ускоренном темпе.

Организационному комитету съезда поручено до 20 января 2015 года обобщить программы всех моделей развития сельского хозяйства, которые предложены предпринимателями аграрного сектора. И подготовить материалы для презентации в правительстве РФ и администрации президента.

Хочется надеяться, что на этот раз обозначенный шанс не будет упущен
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 1291
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Земледелие в России

Пост №3  Сообщение ВЛАДОС » Пн дек 14, 2015 1:22 am

Михаил Шляпников и его питомник.
Колионы — это долговые расписки фермера Шляпникова из деревни Колионово. 1 колион равен 50 рублям. Шляпников их оформил в виде банкнот. Вот попросите вы у него утку ко Дню флота. Деньги отдадите сразу. А фермер выдаст вам 40 колионов. Вернетесь с ними накануне праздника и заберете утку. Для Шляпникова это будет беспроцентный кредит. А для вас — фиксированная цена (колион не подвержен инфляции).

Пока же вы готовитесь ко Дню флота, Михаил Шляпников употребит ваши деньги на благотворительность. Достроит, к примеру, баню для местных. Выроет пожарный пруд. В этом идея. Под нее Шляпников год назад напечатал расписок на 20 тысяч колионов (миллион рублей). Пока в обороте около 4 тысяч.

По сюжету в заметке должна появиться прокуратура Егорьевска, которая как раз и сочла, что колионы «представляют угрозу для единства платежной системы РФ». И подала в суд. (Был я на одном заседании. Прокурор сказал Шляпникову: «Все держится на вашей честности, но с точки зрения закона этого недостаточно».) Но об этом уже сообщали Би-би-си, Си-эн-эн и «Аль-Джазира». Уже никому я на это глаза не открою.

Да и о том, как москвич Шляпников в 90-е занимался бизнесом; как сломал в аварии позвоночник; как у него обнаружили рак; как уехал в Колионово умирать и не умер; как создал питомник растений; как не давал закрыть деревенскую больницу и получил дело о подрыве конституционного строя; как запретил чиновникам приезжать к нему на ферму без справки от психиатра; как тушил пожары в десятом году, — об этих его подвигах вы тоже найдете где почитать.

Послушайте же теперь, как он просто живет.

114 км от МКАД. Поворот на Колионово. В километре виден домик. Напоминает кирху. Узкий, в три этажа. Острая крыша, флюгер-петушок. Это вот дом Шляпникова. А 25 гектаров растений по левую руку, мимо которых идешь, — его питомник. Вот клен, вот елка. А вот деревья, названия которых не знаешь, потому что городской.

За домом Шляпникова — корпуса бывшей больницы, которую он так и не отстоял. Между корпусами лужайка. Птицы ходят. Тоже своего рода терапия. Вот утка ведет два десятка утят купаться в пруд, 20 на 30 метров (до приезда Шляпникова это была яма для мусора). И как бы учит тебя заботе. Гуси шипят в защиту желтых птенцов. Это про ответственность. Курицы подходят и клюют твои шузы. И ты уже не одинок, уже кому-то интересен — даже в деревне, где из коренного населения постоянно проживает один человек (бабушка).
ляпникова я увидел за столом посередине лужайки. Против него сидели Ваня и Слава. Племянник и дядя. Родом из села Фэгэдэу (Молдавия). Здесь они второй год наемные рабочие. Ваня по специальности ветеринар. А Слава водитель. Все были просто одеты. И все решали сложную задачу. Как починить трактор, не имея денег. «Пиара, как у Волочковой, а поршневые кольца не могу купить», — выругался Шляпников. Я его спросил, как же он до сих пор терпит журналистов. А Шляпников ответил: «Пиар не приносит ни доходов, ни убытков. Но я вижу, что есть смысл тиражировать то, что я делаю. По моему примеру в глубинку переехали человек сорок. Десять укрепились».

Он здесь восемь лет, Шляпников. Говорит: «Расходы и доходы начинают выравниваться после десяти лет. А прибыль появляется на 21-й год. Это общепринятые расчеты». В питомнике у Шляпникова 400 тысяч саженцев. Это 10 млн рублей (от 100 рублей за куст малины до 10 тысяч за пятиметровый красный дуб). Плюс 300 птичьих «голов». Расходы — 3 млн в год. Доходы же нерегулярны. Случаются подряды на уборку леса (полмиллиона). Два раза в неделю в Колионово приезжает автолавка. В среднем Шляпников оставляет там 5 тысяч в месяц. «Хлеб, сигареты, бакалея, к чаю что-нибудь».

Это был блок экономических новостей.

Отобедали мы у тещи, проживающей в Колионове сезонно. Теща угостила первым огурцом. После обеда Шляпников раскинулся в качелях, которые устроил между липами. Прибежала собака Чернышка. Декорации располагали к тому, чтобы фермер рассуждал, а корреспондент записывал.

«У дикой кряквы мощнейший инстинкт наседки. Можно подложить ей любые яйца — гусиные, перепелиные, — и она их высидит».

«Валежник — говно, принадлежащее государству. Собирать его запрещено. А печь топить — чем? В Германии тоже так было. Пока Маркс не вступился за крестьян (см. «Дебаты по поводу закона о краже леса», 1842. — Н. Г.). И с тех пор там людям платят за то, что они собирают валежник. Простое ведь решение! И противопожарную обстановку улучшили бы».

«Прокурор говорит: это деньги. Я его спрашиваю: ты взятку колионами возьмешь? Машет головой. В магазине на них тоже ничего не купишь. А прежде всего колионы не деньги потому, что пахнут яблоками, молоком и яйцами, а не кровью и войнами».

«Будь ты хоть папа римский, хоть Гитлер. Главное — не сри в котелок. Ко мне анархисты и фашисты приехали пожары тушить. А потом в футбол играли».

«Мне нравится, когда люди сажают деревья сами. У меня ребята купили на 10-летие свадьбы дубы и высадили их на Покровском бульваре. Это трогательно, приятно».

«Государство должно не создавать особую экономическую зону, а отвернуться от нее на хрен и не мешать».

«Субсидии на поддержку сельского хозяйства отдают банкам, а субсидии на солярку для крестьян — нефтяным компаниям. Отдайте мне! И тогда банки и компании будут бегать за мной, чтобы я именно у них взял кредит и купил солярку».

«А, — спрашиваю, — если вы на полчаса стали бы министром...» Отвечает: «Открыл бы пивную в деревне — вот это дело. На большее компетенции не хватит».

«Ленд Ровер» подъехал. Вышел человек вида религиозного (и в то же время блатного). И сказал, что он из прихода одного московского храма. И что у всех у них, в приходе, по пять-шесть детей. И к тому же они окормляют детский приют. О котором известно, что там «переформатировали даже цыганенка». И теперь они мечтают основать свой приют, только в экопоселении. Чтобы «отвязаться от государства по газу, электричеству и продуктам». И на это у них есть N млн рублей, которые они готовы отдать в управление Шляпникову, чтобы тот все организовал. «Иначе жиды нас…» — а, впрочем, не пора ли упомянуть людей, Шляпникова окружающих.

Вот Павел, 33 года. По образованию он программист. А по рациону питания — веган. В Колионово перебрался из Москвы, а в Москву — из Усть-Каменогорска (Казахстан). Который «хуже Нижнего Тагила» (по экологии). О Шляпникове он прочитал в интернете. Вообще-то Паша планировал переехать в Колионово с друзьями. Но друзья передумали. Так он, вероятно, стал первым веганом на деревне.

И вот такой человек приглашает тебя в дом. Делится гречкой. (А вы представьте, что такое гречка для вегана, постоянно проживающего в поселке, куда автолавка приезжает два раза в неделю.) «Здесь, — показывает, — тарелки, там приборы, вот чай и финики, а не нарвать ли еще редиса?» И ты думаешь: ну конечно он должен быть из какого-то иного прихода (чем тот, у которого N млн рублей). И даже наверняка иной религии, требующей уединения среди плодовоовощных
ервое время Паша обитал в больнице. Теперь присматривает за домом Максимыча, которому раньше помогал по хозяйству. Максимыч умер на Пасху. Он был строитель и оценщик. И «партнер» Шляпникова по питомнику. Шляпников: «Я когда писал в блоге «мы», то всегда имел в виду его, себя и людей, которые сюда приезжают».

Выглядел и жил Максимыч по-ковбойски. И оставил он после себя коллекцию шляп и голландский домик на колесах.

Очень это западная, замечу, вещь — домик на колесах. Даже теперь, когда он стоит за больницей на пеньках. (Колеса сняли, чтобы они не прогнили.) Снаружи меньше маршрутки. А внутри чего только нет. Свет, вода, туалет, душ, холодильник, электроплита, гардероб, вентиляционная система. Кухонный диван человек на шесть, он же двуспальная кровать. И это 1986 год. Ночью, правда, было холодно. А только показалось солнце, стало жарко.

Не то в больнице. Душ… Он есть вне ее. Туалет там же. Рабочие спят в бывших палатах. Зато днем в главном корпусе прохладно, а ночью — тепло. Вот где пластмассовый мир проиграл деревянному, в Колионове.

Также в одной палате на стене имеется листок, а на листке строфа Э. Спенсера:

Немало их сошлось под низким сводом,

Но угощения не требуется им.

Ценнее пира — отдых и свобода,

Высокий дух доволен небольшим.

Вопрос: «Какие книги вас поменяли?» Ответ М. Шляпникова: «Будденброки» Т. Манна, «Анархия» П. Кропоткина. И на «Федота-стрельца» по-другому сейчас смотрю».

А вообще-то Шляпников подсел на аудиокниги.

«Я встаю в четыре утра и работаю до девяти. А если не жарко — то и подольше. И потом вечером. Землю ковыряешь, за деревьями ухаживаешь (это около двадцати манипуляций). А оно тебе в наушниках: бу-бу-бу. Голова у меня — как корзина в компьютере. Послушал, удалил, очистил. Бумажные книги я перестал читать, дома свет слабый».
В юности Шляпников собрал большую коллекцию марок «про футбол» (болел за «Торпедо»). А во время службы на Тихоокеанском флоте — около 400 значков с Лениным. «У нас тогда случались командировки во Вьетнам. А там за два таких значка можно было чуть ли не автомат купить. Я взял на рубль десять значков. Потом еще на два… Во Вьетнам больше попасть не удалось, а собирать в Москве продолжил».

Все-таки это хорошо, когда человек хоть что-то собирает, а не разбрасывает.

На другой день приехали волонтеры. Договорились покрыть на бане крышу. Но дул ветер. И баня осталась сверкать голыми стропилами.

Поэтому мы сидели в беседке. И уже я закрыл блокнот, уже только фотографировал. А Шляпников сказал: «Я прикидывал: если развитие событий будет неприятное — что меня держит? А вроде ничего. Встал и уехал. Сыновья у меня химики, работают в Европе. Три периода у меня было в жизни, когда все рушилось, а я все равно отстраивал все заново. Но вот наблюдать, как утки плавают. Как журавли на крыло птенцов ставят. Как гриб из земли вылезает. Где увидишь? На «ютубе» разве что».

Неподалеку от Колионова стоит психлечебница. Однажды ферма Шляпникова подарила ей две тысячи простыней, две тысячи книг, обувь, одежду и пожарное оборудование. И главврач не забыл, позвал через год на 140-летие этой клиники. Приехали туда и чиновники. Один выступил: «Вот вам флешка от министра». Другой: «Вот вам диван от районного отделения партии». Третий: «А вот моя дочка вам картину нарисовала».

«И я понимаю, — говорит Шляпников, — что главврач сейчас объявит нас и скажет, что мы подарили столько-то белья, столько-то книг.

А мне так стыдно стало.

И мы тихонько ушли».


Добавлено спустя 10 минут 18 секунд:
Михаил Шляпников грузно восседает на старом зубоврачебном кресле, которое красуется нелепым артефактом посреди деревенской поляны. К нему подкрадывается гусь. Поправший Конституцию Шляпников подманивает гуся, птица доверчиво подходит и кладет голову ему на колено. Шляпников резким движением хватает гуся за ноги, нейтрализует клюв, сжимает крылья, и тут птица понимает, что влипла. Но Шляпников гладит ее, гусь успокаивается. Шляпникову грозит «восьмерочка», то есть восемь лет тюрьмы, в среду, третьего июня, суд, и прощай, гуси, гудбай летний деревенский двор. Надо успеть попрощаться со своим питомником, с садом, даже с гусем.
ПО КОМ ПОЮТ ПТИЦЫ
В Московской области есть Егорьевский район. Целый район с целым главой, со своим прокурором, с силовиками и делопроизводителями. Стоит понаблюдать, как они выходят на крыльцо районной администрации после утренней планерки - соль земли, стержень нации. Вот мужчина в дорогом костюме. Вот женщина - у нее зазвонил телефон модной мелодией, она делает несколько танцевальных движений, пока ищет трубку, и с интонацией вершителя судеб - «але, Петр Петрович, ваш вопрос еще не рассмотрен».

Но не к ней едут корреспонденты ВВС, немецкого телеканала ARD и «Комсомольской правды». Мир не знает о ее существовании. Мир судачит о Шляпникове. Уже не первый год. Что он еще задумал? Ну он дает! Вот зажигалка, вот мотор!
Михаил ФРОЛОВ
Враг государства, разрушитель финансовой системы России Михаил Шляпников

Наверное, это бесит. У нас - бюджеты, телефон с модной музыкой, вся сила государства у нас вот в этих холеных руках. А Шляпников кто? Разорившийся банкир. Тяжело больной старик - позвоночник на штифтах, хирурги не успевают вырезать опухоли из его тела. Сидит на старом зубоврачебном кресле посреди деревни, в которой осталось пять человек (двое умерли за зиму). Ну почему, почему о нем говорят, а о нас не говорят? Почему это он проводит у себя во дворе областной праздник птиц? Почему у него МЧС устраивает учения против пожаров? Почему это он дарит Егорьевску бесплатные деревья для городских аллей, а мы такие умные - но не поют в наших аллеях птицы, не приезжают к нам корреспонденты. Власть, которая никому не нужна. А Шляпников нужен.
ЛЕЖАЧИХ - В СУГРОБ
Зубоврачебное кресло. Оно ведь неспроста появилось в нашем рассказе. Когда-то в нем сидели пациенты, и над ними склонялся врач. Кресло стояло в больнице - вон она, в центре деревни, как раз там, где пасутся гуси. Выбиты стекла, крошка кафеля хрустит под ногами, нет воды и тепла. Несколько лет назад власти решили, что больница не нужна. Шляпников принялся возражать. Предлагал не закрывать, а отдать ему здание с остатками оборудования. Дескать, привлеку спонсоров, будет у нас тут санаторий для приезжих, и бесплатная медицина для своих.


Посреди села стоит заброшенная больница. Чиновники не захотели продавать это здание нашему герою: ни себе, ни людям!

Прошло несколько лет. Итог: больница заброшена. Мальчишки растащили скальпели-зажимы и вытащили наружу зубоврачебное кресло. Где могло быть что-то, там нет ничего. На вопрос - ну и что, товарищи чиновники, вы-то сами хоть довольны? Вы вот этого хотели? - в местной администрации мне ответили:
- Но мы же не могли ему просто взять и эту больницу отдать.
- За рубль бы продали.
- Мы не уполномочены это комментировать.
Шляпников все эти годы комментировал. И докомментировался - новое дело шьют.
В РАЙОНЕ ЭПИДЕМИЯ
Шляпников учит меня сажать дерево.
- Вот, сюда грунта… И воды, воды побольше, сажаешь в грязь - будешь князь.
- А что прокурор-то на вас решил судебный иск подать, - интересуюсь, пока орудую лейкой.
- Да не понимаю я. И они не понимают. Кто-то надоумил, наверное. Ко мне тут приходил один из прокуратуры. В шесть утра. Он что, не мог нормально прийти? На нормальный разговор?
Я-то знаю ответ. После инцидента с больницей Шляпников стал врагом… ну, пока не государства, это ему потом пришьют, но - районных властей. Взять тот же праздник птиц. Приезжают дети.
- Вдруг выясняется, что ГАИ не может сопровождать колонну детей, а без ГАИ нельзя. Что подходы к деревне заминированы, а на деревню идет стена огня, и все надо срочно тушить и разминировать. И вообще, «в районе эпидемия», как в старом фильме. Не дали привезти детей, сорвали праздник.
Но не получилось у районных властей. Птиц не нашлось - лепили из пластилина. Теперь вновь на улице Шляпникова праздник.

На чем-то Шляпникова надо было поймать. Поймали на очередной шутке - на якобы деньгах
Фото: Михаил ФРОЛОВ
НА ФЛЮОРОГРАФИИ: «ОТКАЗАТЬ»
У фермера в Егорьевском районе две дороги. Можно верить государству и играть по его правилам. Один чудак так и решил поступить. Дали ему сто коров - племенных, по печально известной программе Росагролизинга. Даже молоко от них ты не имеешь право продавать. Сдавай, как в сталинском колхозе. Дали кредит Росагролизинга - под двузначный процент. Итог: долг зашкалил за 40 млн., фермер в бегах, коров давно порезали.
- Мы это не комментируем, - сказали нам в администрации района.
А можно, как Шляпников. Он порвал связи с районными властями, возомнившими себя государством в последней инстанции. Он запретил въезд к себе в хозяйство всем районным чиновникам. Ну как запретил: чтобы попасть на прием к Шляпникову, чиновник должен представить устав организации, выписки из налоговой, флюорографию, справку от психиатра и кучу других документов. Подавать бумаги надо в понедельник с 10 до 10.30. Шляпников рассмотрит. Что поразительно, приносили - и флюорографию тоже. И Шляпников сладострастно начертал на прошении красным маркером: «Отказать».
Как они с нами, так и мы с ними.
Шляпников не сдает статистические данные в управление сельского хозяйства района. Обычно фермеры носятся с этой «статистикой», чтобы получить от государства помощь - или скорее подачку. Просто так, за то, что ты сел на землю и на ней работаешь, ничего тебе не дадут. Ты должен показать «постоянно растущие результаты». Поэтому фермеры «рисуют» хорошую статистику и унижаются, клянча денег, то в баньку чиновника сводят с доярками, то огурчиков с картошкой привезут. Шляпников решил, что это не его игра и не его правила.
И вот это, наверное, самое страшное его преступление:
- Как, все приползли, а ты?
ОСИНОВЫЙ КОЛ В ФРС США
На чем-то Шляпникова надо было поймать. Поймали на очередной шутке - на якобы деньгах, «колионах» (от названия села Колионово), которые Шляпников выпустил, растоптав исключительное право Российской Федерации на эмиссию денег и подорвав навсегда экономическую безопасность великой страны.
Читаю исковое заявление егорьевского прокурора - и искренне жалею, что Салтыков-Щедрин умер так рано, не дожил, бедолага. Колионы - это «угроза единства платежной системы Российской Федерации, угроза для осуществления монополии РФ на эмиссию денег», они «наносят вред РФ и неопределенному кругу лиц». В иске прокурор просит суд запретить колионы. Но, как говорят местные, это пока. Дальше, когда суд запретит, появится «преступление» уже лично Шляпникова, а там и пресловутая «восьмерочка», которой шантажируют фермера недруги.
Михаил ФРОЛОВ
Даже ЦБ России затребовал у Шляпникова объяснений, но, выслушав, там лишь посмеялись
Между тем история с колионами настолько прозрачная, что в ней ничего не стоит разобраться. У крестьянина в России денег, как правило, нет. Они появляются осенью, когда продаешь урожай. А все остальное время - голимый бартер. «Ты мне поле вспаши, а я тебе солярки дам». «Слушай, ты мне солярку дай, а я осенью тебе картошкой верну». К осени все запутываются. И стоит хай по деревням, гоношатся мужики, трясут расписками на рваных клочках бумаги:
- Я тебе пахал вот до того дерева, это значиццо сколько? Вона! А ты мне што?
Шляпников решил ввести унифицированную форму бартерного обязательства. Расписку без расписки. Заказал в фирме, которая печатает визитки, как бы деньги. Написал на них веселую ерунду, мол, обеспечены всеми активами деревни Колионово и «кто подделает, тому а-та-та». Придумал курс, исходя из особенностей своего хозяйства. У Шляпникова основное питомник, значит, главная единица - цена дерева, куста. Но есть и гуси, куры, яйца, картошка, это уже помельче номиналы. Поработали у него друзья (а в округе все друзья) - он им колионы. Захотели друзья есть, приходят, колионы на снедь меняют. Причем Шляпников подчеркивает:
- Это только в моем личном подворье. Вон там (кивает на горизонт), где у меня дело коммерческое, где я ращу деревья на продажу - там никаких колионов. И зарплату в том, официальном хозяйстве я ими никогда не платил. И в сельмаге моих колионов не видели. А мог бы, наверное, старушек обмануть, они тут ко мне по первости прибегали, «что, говорят, деньги меняют?» - а я бы им, «да, бабка, меняют, сдавай рубли, бери колионы». Но ведь не было этого.
Михаил ФРОЛОВ
Из-за вот этих долговых расписок против фермера возбудили уголовное дело.

О колионах, деле сугубо частном, весть быстро разнеслась, Шляпников - знатный блогер. Но другие блогеры придали шутке вид звериной серьезности. Один написал, что «евразийский крестьянин из Мещерской глубинки мощной дланью вбивает осиновый кол в ФРС и дряблое тело атлантической цивилизации». Заметку блогера прочитали в США, и понеслось. Даже ЦБ России затребовал у Шляпникова объяснений, но, выслушав, там лишь посмеялись. Но для недругов в районе это был сигнал - «ага, вот тут-то мы его, евразийца хренова, и завалим».
- Было первое заседание, судья смеялась, - говорит Шляпников, а я вижу, что ему страшно немного.
Только что внук родился. Двое детей, ученые-химики, за границей работают. Престарелые родители в Москве. Жена под боком:
- Сколько я с ним натерпелась. Вы и представить не можете, как он храпит. Ну почему, почему я тогда не пошла с подругами в ЦУМ, а поехала на трамвае, где этот балагур ко мне и подкатил?
И - бросай все, иди в тюрьму.
- Никто не знает, чем закончится дело, с нашей-то судебной системой.
А вот тут внимание. Эти слова произнес не Шляпников, а (звучат фанфары) - ответственный работник районной администрации. То есть представитель власти, той самой, которая везде, которая всесильна, сам же признает, что правила игры, придуманные ею для людей, не подконтрольны уже никому. И самой власти в том числе.

ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 1291
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

Re: Земледелие в России

Пост №4  Сообщение ВЛАДОС » Ср ноя 30, 2016 4:08 pm

Плантация голубики

Показывая дом Михаила Лукича , местная жительница оживилась: «Вы эту усадьбу сразу заметите, там большая плантация...»
Плантация голубики высокорослой примыкала прямо ко двору, который не мог не понравиться своим газоном и маленьким прудиком. Ночью его освещают низкие фонари, «напитанные» солнечной энергией. Хвойники разных пород придают усадьбе особый уют. Ряды голубичных кустов расположились на ровном, хорошо освещенном месте. Листья на них к этому моменту только слегка покраснели. На отдельных сортах Дарроу и Нельсон «засиделись» даже ягоды, и мы их смогли попробовать.
Вся семья Степанюков оказалась в сборе. Во дворе и на плантациях трудились хозяева Михаил Лукич и Надежда Романовна, а также их дети - дочь Тамара и сын Александр.
Показывая голубичный оазис, Михаил Лукич вспомнил 1997 год, когда знакомый москвич подарил им саженец голубики. В семье его приняли за цветок, чем развеселили гостя. Ему пришлось разъяснять, что это - высокорослая американская голубика. Михаил Лукич 25 лет проработал в местном колхозе агрономом, но об этой культуре слышал впервые. Обратился за консультацией к кандидату биологических наук , который и пригласил семью на Ганцевичскую опытную экспериментальную базу НАН Беларуси, где с 1982 года испытывалось 20 сортов голубики.
Взвесив все «за» и «против», на семейном совете решили попробовать выращивать непривычную культуру. Первым делом выкупили 1 га земли и посадили несколько рядов ягодников сорта Блюкроп. Постепенно посадки расширяли саженцами, привезенными из Польши. Со временем научились размножать голубику, и в 2000-м году плантация была полностью ею засажена.
- Три условия нужны для выращивания голубики, - рассказывает Михаил Лукич, - легкая, не глинистая, кислая почва, наличие влаги, хорошо освещенное место. Здесь раньше было колхозное поле, росла люцерна. Она не любит кислую почву, колхоз два раза известковал землю. Нам пришлось вложить много труда, чтобы снова закислить почву. Машинами возили иглицу на участок. И с финансами было туго, взяли деньги взаймы, и только в 2004 году смогли рассчитаться с долгами.
Мы еще выращиваем клюкву и бруснику садовую.
В правой части плантации расположили кусты голубики низкорослых сортов Нортблю, Норткантри высотой 60-70 см, а также ранний сорт Коллинс. Его очень любит дочь Тамара за сладкую, неповторимого вкуса ягоду. Растет здесь поздний сорт Дарроу высотой до полутора метров. Но, пожалуй, всех обгоняет Блюкроп, достигая в высоту двух метров.
Каждый год голубичное поле обновляется, появляются новые сорта. В семье думают, а не взять ли еще землю, ведь 70 соток - это немного. Чтобы наладить промышленное производство саженцев и ягод, необходимо не менее 5 гектаров земли. Сейчас фермеры выращивают 20 сортов голубики раннего, среднего и позднего сроков созревания - каждый со своим ароматом и неповторимым вкусом.
Голубичной плантацией Михаила Лукича заинтересовались ученые из Центрального ботанического сада НАН Беларуси. Они заложили здесь опыты, прослеживают влияние минеральных удобрений на урожайность. Несколько раз в году ученые делают анализы почвы, изучают биохимический состав растений. Михаил Лукич не безучастен к этому делу, помогает определить размеры ягод, их вес. В 2004 году с каждого плодоносящего 5-летнего куста позднего сорта Нельсон собрали до 5 кг ягод. Правда, дети Михаила Лукича нашли информацию в интернете, что новозеландский сорт Река дает до 10 кг ягод с куста. Есть такой сорт и на приборевской плантации, но рекордными урожаями пока не удивлял, может, потому что кусты еще молодые, не вошли в силу.
Посадить голубику, соблюдая все правила агротехники, - это, как говорится, только полдела. Успех гарантирует правильный уход, своевременная защита от болезней и вредителей.
Когда участок был полностью засажен, корни ягодников «облюбовали» личинки майского жука. Пришлось применять ядохимикаты, пересаживать некоторые кусты и вручную выбирать из земли личинок. Теперь каждую весну семья просматривает почву под растениями, чтобы своевременно выявить вредителя.
В последние годы обнаружилось, что голубика, к сожалению, подвержена болезням.
- У нас еще больше появилось забот, - не жалуется, а подчеркивает, насколько непросто ухаживать за ягодниками, хозяин плантации. - Были случаи, когда побеги на растениях увядали. Причиной явился грибной вирус. Пришлось срезать ветки, а за тем их сжечь, чтобы не распространялись споры гриба. В 2003 году ученые из Центрального ботанического сада обнаружили на некоторых сортах листья, пораженные серой гнилью. Если не принять мер, стебель усохнет, покроется плесенью, в итоге погибнет весь урожай. Решили обработать больное растение эупареном перед и во время цветения (25 г на 1 л воды). Утешало то, что этот препарат не вреден для пчел.
Осматривая плантацию, я заметила, что только одна, правая, часть ее замульчирована опилками и пошутила: «Это что - «привилегия» для отдельных сортов?» Михаил Лукич воспринял мою шутку серьезно и разъяснил:
- Мульчирование - это тяжелый труд. Участок на высоком месте расположен. Обязательно нужно сохранять влагу. У нас поблизости нет опилок - это дефицит, вот и приходится мульчировать по очереди - сначала одну часть, а затем другую.
- Чем вы подкармливаете голубику?
- Органика под эту культуру не применяется, ведь ее «сородичи» росли в лесу. Голубика хорошо отзывается на минеральные удобрения. Весной мы подкармливаем сульфатом аммония, сульфатом калия и суперфосфатом. Сульфат аммония вносится под куст в сухом виде - по 100-190 г, суперфосфат - 100 г, сульфат калия - 40-45 г под взрослые растения. А под двулетние кусты эти дозы наполовину уменьшаются.
Во дворе я увидела в контейнерах саженцы разных сортов. Михаил Лукич размножает голубику весной одревесневшими черенками, а в первой половине июля - зелеными.
На плантации до недавнего времени действовала капельная система полива. Вода из колхозной скважины поступала ржавая, фильтры не помогали, капилляры засорялись. Поскольку плантация расположена на высоком месте, влаги растениям все равно не хватает. Приходится поливать вручную. Норма полива под куст - 1 ведро раз в неделю. В 2006 году садовод собирается наладить полив со своей скважины.
Рассказывая об особенностях ухода за голубикой, Михаил Лукич не без удовлетворения сообщил, что с 2005 года голубика районирована и у нас, ее сорта ранний Эрлиблю, среднеранний Нортланд, среднего срока созревания Блюкроп и поздний Элизабет введены в госреестр.
Для центральной части Беларуси опытный голубичник из деревни Приборево рекомендует сорта раннего, среднего и среднепозднего сроков созревания, а в северных районах можно выращивать низкорослые ранние сорта, такие как Нортблю. Ягода этого сорта крупная, растение не боится мороза. А в южной зоне можно посадить любые сорта. Здесь даже поздний сорт Элиот вызревает. У Михаила Лукича этого сорта еще нет, но он хочет включить его в свою коллекцию. Правда, есть одна опасность - весенние заморозки, повреждающие цветки.
Для голубики как ягодной культуры важна обрезка. Первые 3-4 года после посадки Михаил Лукич делать ее не рекомендует. Позже необходимо удалять слабые побеги, на которых мало цветочных почек. Также удаляются подмерзшие после зимы ветки.
Немаловажный вопрос - реализация урожая. Конечно же, ценная ягода пользуется спросом, особенно у горожан. Но стоит она недешево. На мой вопрос: покупают ли односельчане голубику, Михаил Лукич ответил:
- Односельчане не покупают, потому что ягода дорогая. Когда наступает время сбора урожая, приглашаем их на подмогу. Вот тогда и угощаем. Может быть, мы своей семьей справились бы, но у нас нет большого холодильника. Голубику, когда соберешь, необходимо охладить до 6-4°С, тогда она хранится недели три. Но если этого не сделать, через 3 дня урожай портится.
- Вы уже 8 лет выращиваете голубику и, наверное, следите за новинками?
- В Беларуси ученые мало занимаются садовой голубикой. Поляки уже вывели свой сорт Бонифаций. Я пробовал ягоды, они на вкус замечательные. Да и саженцы приобрел. Новая Зеландия вывела 3 сорта: Река, Нуру, Пуру. Американцы могут похвастаться новыми сортами: Чанглер, Дрепер и Аврора. Аврора - самый поздний из всех сортов, но он - лицензионный, даже в Европе его нет. Сорт Чанглер в Польше уже выращивают.
Кстати сказать, 21 год подряд в Польше проводится День голубики. Михаил Лукич несколько раз бывал на таких праздниках, где ученые делятся результатами своих опытов, а потом все выезжают на голубичные поля. В 2005 году Михаил Лукич набирался опыта у фермера-голубичника под Варшавой. Поначалу у хозяев было 8 гектаров, а сейчас они расширили плантацию еще на 20 гектаров. Там для этого создают все условия: проще взять кредит, есть куда реализовывать ягоды... Соседям-немцам только подавай голубику, они свою съедают да еще и покупают в Польше и Франции.
Михаила Лукича совсем не радует тот факт, что он единственный человек в Брестском районе, выращивающий голубику. Когда он решил взять землю и заложить плантацию, его многие в глаза чуть ли не дураком обзывали. Даже родственники отговаривали: «Что ты делаешь, кому нужна эта ягода?». А когда попробовали - попросили дать саженцы.
Конечно, стать фермером-голубичником в одночасье не так-то просто. Необходимо иметь свой транспорт для привоза торфа, иглицы, опилок. У Михаила Лукича грузовых машин нет, приходится нанимать, а это влетает в копеечку. Нужен транспорт и для реализации саженцев. В семье есть две легковые машины, они и выручают.
Но, несмотря на трудности, семья вынашивает планы по расширению плантации еще на несколько гектаров. Особенно загорелся таким желанием сын. А Михаил Лукич ждет и надеется, что ученые выведут такие белорусские сорта, которые бы по своим характеристикам не уступали зарубежным. Он убежден, что сельчанин должен иметь свою землю и по-современному, грамотно работать на ней. Прошло время сетований и списывания неудач на погодные условия. Конечно, нужна существенная поддержка государства всех добрых фермерских начинаний. Без этого их задумки осуществить будет сложно,
Источник:http://honeygarden.ru/plants/bog_bilberry/art1.php
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 1291
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm


  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в Политика

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron