Аптечное дело в России

История, прошедшее, легенды...

Модератор: Модераторы

Аптечное дело в России

Пост №1  Сообщение ВЛАДОС » Ср ноя 04, 2015 2:20 am

Коротеева Н.Н. Аптечное дело в России в XVIII – начале XX в.

Изучение исторического развития фармации в России невозможно без рассмотрения вопроса о ее законодательной базе. До настоящего момента этот вопрос отдельно не рассматривался, а являлся частью российского медицинского законодательства.

Первым законом, положившим начало фармацевтической правовой базе, стал Указ Петра I от 22 ноября 1701 г. “О заведении в Москве вновь осьми аптек с тем, чтоб в них никаких вин не было продаваемо; о введении оных Посольскому приказу и об уничтожении зелейных лавок”1. Указ преследовал цель – создать благоприятные условия для будущих владельцев аптек: устранить конкурентную торговлю лекарствами за пределами аптек и ввести аптечную монополию на количество аптек, что гарантировало их владельцам высокий доход. Петровская монополия призвана была служить стимулом роста городской аптечной сети.

Сущность аптечной монополии сводилась к тому, что производство и продажа лекарств должны были осуществляться только посредством аптек, причем в каждом районе города разрешалось открывать только одну аптеку, а на открытие другой аптеки требовалось разрешение владельца уже имевшейся. Это обстоятельство гарантировало аптекарям высокий и постоянный доход. В отличие от других торговых учреждений аптеки пользовались государственным гербом на вывеске и упаковках, а аптекарям предоставлялись различные привилегии: освобождение от налогов, от воинской повинности, от записи в купеческие гильдии, права именитых граждан.

В 1721 г. окончилась 140-летняя деятельность Аптекарского приказа и была образована Медицинская канцелярия, по инициативе которой стали организовываться городские аптеки, что, соответственно, приблизило лекарственную помощь населению городов. Указом Петра I от 14 августа 1721 г. “Об учреждении в городах аптек под смотрением Медицинской Коллегии, о вспоможении приискивающим медикаменты в Губерниях, и о бытии под надзором помянутой Коллегии гошпиталям”2 было разрешено учреждать вольные аптеки в Петербурге и губернских городах, а Указом императрицы Анны Иоанновны от 5 декабря 1739 г. – в провинциях: “поведено будет в прочих нужнейших провинциях или городах там, которые пожелают на своем коште аптеки заводить… то по разсуждению Медицинской Канцелярии, народу от того, особливо при случающихся поветривающихся болезней, немалая польза происходить может…”3. Таким образом было положено начало частичному расширению аптечной сети в России.

Вторым законом, запретившим торговлю в зелейных лавках, но уже ядовитыми веществами стал Указ Анны Иоанновны от 8 января 1733 г. “О запрещении продавать в рядах, в лавках и на торжках мышьяк и всякие ядовитые материалы и о наказании, кто в таковой непозволительной продаже окажется виновным”4.
Указом Екатерины II “Об учреждении Коллегии Медицинского Факультета с разделением на два Департамента и о бытии оной в особливом ведении Ея Императорского Величества”5 от 12 ноября 1763 г. высшим органом управления медицинским делом стала Медицинская коллегия, просуществовавшая 40 лет. В состав коллегии помимо трех докторов, штаб-лекаря, оператора входил и аптекарь. На коллегию, в частности, были возложены следующие функции: обучение аптекарскому искусству, организация лекарственной помощи населению и наблюдение за деятельностью аптек, которых к концу XVIII в. в государстве было около 100. Важным моментом деятельности вновь образованного учреждения стал контроль за аптеками как с целью предупреждения продажи медикаментов с истекшим сроком хранения: “во всех аптеках медикаменты в лекарства употребляемы были свежие… А ежели кто из Аптекарей дерзнет лежалые и испортившиеся медикаменты в лекарства употреблять, таковых штрафовать…”, так и с целью точного составления лекарств, “чтоб по присылаемым в аптеки рецептам от Докторов, лекарей и прочих лечебную практику в России с позволения Коллегии имеющих, во всей точности лекарства составляемы были, не делая отнюдь нималейшей ни в чем против рецептов перемены”6.
В 1775 г. в России была проведена крупная реформа гражданского управления, созданы губернии, а в них приказы общественного призрения, что стало шагом к децентрализации управления аптечным делом, отстранению Медицинской коллегии от непосредственного руководства этими приказами, хотя она и продолжала осуществлять общее руководство фармацией в России посредством созданных в 1797 г. врачебных управ.
Создание приказов общественного призрения ознаменовало собой наступление нового периода, продлившегося 90 лет, – приказной фармации, для которой стало характерным открытие аптек при больницах, госпиталях, лазаретах, инвалидных домах, богоугодных заведениях с целью лекарственного обслуживания находящихся там больных. “Дозволяется Приказу Общественного Призрения учредить аптеку, с которой доходы употреблять в пользу установлений: народных школ, сиротских домов, гошпиталей, больниц, богаделен, особого дома для неизлечимых больных, дома для сумасшедших, работных домов, смирительных домов; оным установлениям лекарства получать от Приказа без платы”7.
В XVIII в. аптечных учреждений в государстве было очень мало, поэтому аптечная монополия сыграла прогрессивную роль, способствовала созданию новых аптек. Но с течением времени она стала тормозить развитие аптечного дела в стране, поскольку владельцы аптек, прикрываясь привилегиями, дарованными Петром I, были ярыми противниками расширения аптечной сети.
В 1784 г. Петровская аптечная монополия была частично ограничена. Указом Сената от 13 августа в Москве было разрешено учреждать новые частные аптеки помимо монопольных восьми: “Медицинской Коллегии предписать, чтоб она не только ныне, но и впредь желающим и знающим людям заводить в Москве вольные аптеки давала дозволения”, а Указом от 29 декабря 1786 г. – в городах Санкт-Петербургской губернии: Ораниембауме, Ямбурге, Гдове, Рождествене и Нарве “чтоб те аптеки учреждены были”8. 20 сентября 1789 г. в России был издан первый Аптекарский устав, обобщивший все ранее изданные постановления правительства по аптечному делу. Он впервые регламентировал порядок открытия и обустройства аптек и контроль за их деятельностью. К управлению аптекой допускался аптекарь, имевший фармацевтическое звание. В аптеке должны были храниться только свежие и годные к употреблению лекарственные средства; ядовитые вещества – под замком и печатью. Работа аптек подлежала систематической проверке представителями Медицинской коллегии. В случае обнаружения нарушений следовало немедленно извещать Медицинскую коллегию для принятия необходимых мер.
В 1807 г. министр внутренних дел В. П. Кочубей дал следующий отзыв об аптеке: “Торговля аптекарей есть отлична от прочих родов торговли по важности вещей, оную составляющих; она, состоя под ближайшим надзором правительства, не обложена никакими податями и повинностями, но имеет, напротив, разные привилегии и права, отличные от купеческих, и аптекари, как и прочие ученые звания, пользуются на основании Городового положения правом именитых граждан”9. Этими привилегиями и льготами правительство стремилось обеспечить добросовестность аптекарей как в отношении надлежащего устройства аптеки, так и в отношении правильного отпуска лекарств.
В начале XIX в. возобладала тенденция к централизации аптечного дела. Был создан государственный Медицинский департамент, а в 1812 г. учреждена должность генерал-штаб-доктора гражданской части. Ему стали подчиняться все аптеки. Руководство аптечным делом в России, продолжавшее оставаться в ведение государства, бюрократизировалось. Медицинский департамент, который с 1836 г. вошел в состав Министерства внутренних дел, ведал всей гражданской аптечной частью.
В период приказной фармации свои аптеки появляются у ряда ведомств – горного ведомства, Главного управления путей сообщений и публичных зданий, Министерства народного просвещения и др. Таким образом, происходит децентрализация управления и дробление аптечного дела, а также укрепление ведомственной фармации.
В 1836 г. был издан новый Аптекарский устав, просуществовавший с некоторыми изменениями и дополнениями до 1917 года. Основные статьи устава, которые претерпевали изменения, публиковались в периодической фармацевтической печати и таким образом становились доступными широкой фармацевтической общественности. Кроме того, устав вошел в XIII том Свода законов Российской империи как часть Врачебного устава и переиздавался в 1857, 1892, 1905 годах: “Аптеки разрешалось учреждать как в столицах, так и во всех городах и местечках Империи всякому кто пожелает, но с тем, чтобы учредитель или содержатель, буде сам намерен управлять аптекой, а в противном случае избранный им управляющий, имели по испытании в Фармацевтической науке звания аптекаря или провизора и были не моложе двадцати пяти лет от роду”10. Уставом вновь был восстановлен режим петровской аптечной монополии.
Устав определил устройство аптек: “чтобы как для хранения материалов, так и для приготовления и отпуска медикаментов, находились в ней особые отделения. Почему при аптеке надлежит иметь: а) комнату рецептурную; б) другую материальную, расположенную так чтобы ни сырость, ни излишняя теплота не могли изменять качества хранящихся в ней материалов и медикаментов; в) кокторию и лабораторию, которые, впрочем могут быть помещены и вместе; г) сухой подвал; д) ледник и е) сушильню для врачебных растений и приличное сухое место для хранения трав, цветов, корок, корней и т.п.”11.
Контроль за деятельностью аптек осуществляли инспектора врачебных управ (позднее врачебных отделений губернских правлений), которые раз в год проводили внезапные ревизии аптек на предмет правильности отпуска и приготовления лекарств, а также соблюдения санитарного режима. Поскольку эти должности занимали врачи, изучающие в университете лишь основы фармации, они не имели производственного опыта и специальных знаний в области фармацевтической химии и фармацевтического анализа. Следовательно, проверить подлинность и доброкачественность препаратов, как путем внешнего осмотра, так и с помощью реактивов, они не могли, поэтому проверки обычно ограничивались формальными вопросами деятельности аптек.
Законодательство по аптечному делу регламентировало определенные права фармацевтов на осуществление аптечной деятельности, а исполнение предписаний законодательства обеспечивалось возможностью привлечения фармацевтов к ответственности, в том числе и уголовной.
8 июня 1864 г. правительством были утверждены первые правила открытия аптек (Циркуляр Министерства внутренних дел N 5335). Были установлены нормы числа жителей, количества рецептов и денежного оборота на одну аптеку. Согласно этим правилам, на каждую аптеку в столице должно было приходиться 12 тыс. жителей, 24 тыс. номеров рецептов в год и 14 тыс. руб. денежного оборота. Для губернских городов эти нормативы составляли 10 тыс. жителей, 12 тыс. номеров рецептов и 7 тыс. руб. товарооборота. Для уездных городов нормативы составляли 5 тыс. жителей и 6 тыс. номеров рецептов. Для сельских аптек в расчет принималось только расстояние между аптеками, оно должно было быть не менее 15 верст. Таким образом, прежняя петровская монополия была заменена другой монополией.
Циркуляром Министерства внутренних дел от 25 мая 1873 г. эти правила были изменены: отменена аптечная монополия по показателю годового товарооборота и изменена в пользу владельцев аптек норма рецептов для столичных и губернских городов. В первом параграфе этих правил отражено следующее: “Для возможности существования в городах в законном порядке аптек и для доставления публике наибольшего удобства в своевременном получении лекарства надлежащего качества и устранения при том излишней и вредной конкуренции число аптек ограничивается в городах числом находящихся в черте города постоянных жителей и числом поступивших в трехлетней сложности, ежегодно в существующие аптеки, номеров рецептов и их повторений, такое, что для обеих столиц полагается на каждую аптеку постоянных жителей не менее 12 тыс., а номеров рецептов и их повторений в год 30 тыс.; для губернских городов 10 тыс. жителей и 15 тыс. номеров рецептов; для уездных городов 7 тыс. жителей и 6 тыс. номеров рецептов, и для военных портов 7 тыс. жителей и 12 тыс. рецептов. Поэтому открытие новой аптеки может быть разрешено, если излишнее число рецептов будет достигать: для уездных городов – 6 тыс.; для военных портов – 12 тыс.; для губернских городов – 15 тыс.; для столиц – 30 тысяч.
При этом открытие новой аптеки разрешается преимущественно в той части города, в которой именно оказывается такой излишек против нормы в числе номеров рецептов или их повторений.
Имея в виду, что означенные нормы количества рецептов и числа жителей не могут быть приняты для небольших местечек, Медицинский Совет признает справедливым, не имея в виду ни числа жителей, ни оборота таковых аптек, для открытия их принять в основание одно расстояние аптек между собой и именно не менее 15 верст”12.
Правила определили и порядок открытия аптек: “При подаче просьб несколькими фармацевтами о разрешении открыть аптеку преимущество на нее дается тому из них, который не имеет еще в своем владении аптеки и не получал еще нигде привилегии на учреждение такового заведения; если те же просители уже владеют где-либо аптеками, то принимается в расчет старшинство во времени ходатайства, а при равенстве прав и единовременности подачи просьб – высшая ученая степень просителя; при равенстве всех условий заслуживающему опытностию в фармацевтическом деле и усердною службою большое доверие, засвидетельствованное надлежащим местным начальством… Если содержатели вольных аптек при требовании медицинским начальством сведений о ежегодном числе номеров рецептов, поступающих в аптеки, покажет неверную, в свою пользу, цифру в таком размере, что скрытое ими число номеров рецептов и их повторений вместе с излишком против нормы, ими показанными, оказывается приблизительно достаточным для открытия новой аптеки, то открытие оной разрешается независимо от законной ответственности за неверное показание виновных”13.
Эти правила ограничили в некоторой степени монополию владельцев аптек при решении вопроса об открытии новых аптечных учреждений. Однако сопротивление владельцев аптек было достаточным. В истории известны случаи сокрытия истинного количества рецептов, поступавших в аптеки; нередко не регистрировали рецепты или же присваивали один номер нескольким лекарственным формам, выписанным врачом на одном бланке, также скрывали истинный товарооборот.
Таким образом, аптечная монополия продолжала существовать. Гарантированный доход делал аптеку очень выгодным предприятием, поэтому устранялась всякая конкуренция. Это привело к тому, что Циркуляром Министерства внутренних дел от 25 февраля 1906 г. N 330 правительство вновь изменило правила открытия аптек, оставив норму жителей на одну аптеку и расстояние между сельскими аптеками 7 верст. В этой же редакции правил было предусмотрено открытие и аптечных отделений с целью облегчения для жителей сельских местностей скорого получения медикаментов: “если в данной местности, имеющей незначительное число жителей, вследствие случайных временных причин, как-то разлива рек, дурного состояния дорог в весеннее или осеннее время и т.п. встречается затруднение в получении лекарств из ближайшей аптеки, или, вследствие временного значительного съезда жителей в каком-либо месте, как-то: во время ярмарок, на дачах в летнее время и т.п., представляется необходимость в более удобном получении медикаментов, между тем как устройство в таковых местах аптеки в полном составе не представляется выгодным для содержателя, то при таких условиях разрешается временная аптека, временное отделение, открываемое или закрываемое по мере надобности; аптечные отделения как постоянные, так и временные, должны отпускать все требуемые лекарства из запасов и препаратов, заготовляемых в главной аптеке, но не обязаны иметь при сем ни лаборатории, ни материальной, ни других устройств, которые должны иметь отдельные, вполне устроенные аптеки; отделения эти подлежат той же ответственности по отпуску медикаментов, как и нормальные аптеки, и управляются экзаменованным фармацевтом, под надзором и за ответственностью содержателя нормальной аптеки”14. Главным в новых правилах была отмена существующей нормы количества рецептов на одну аптеку, что в итоге привело к увеличению аптечной сети.
Одной из реформ 60-х годов XIX в. стало введение земства – выборного самоуправления, ведавшего, в том числе и аптечным делом. В России родилась земская фармация – оригинальная прогрессивная форма организации бесплатной лекарственной помощи всем слоям населения. Земские аптеки открывались в городах и селениях земскими управами по постановлениям земских собраний. Эти аптеки не могли быть проданы, сданы в аренду или переданы в чье-либо пользование. Аптекари земства назначались и увольнялись губернаторами по представлению земской управы. В это же время появляются аптеки при фабриках и заводах, обслуживающие рабочих.
С 80-х годов XIX в. в связи с реформой городских самоуправлений организуются городские общественные аптеки.
Несмотря на прогрессивный “миссионерский” характер, земские и городские аптеки могли быть открыты на равных основаниях с вольными, т.е. подчинялись существовавшим правилам об открытии аптек. И только в 1912 г. был принят закон о явочном порядке открытия аптек земскими и городскими самоуправлениями. Согласно ему, земские учреждения, наконец, получили возможность “открывать нормальные вольные аптеки в любом количестве и месте независимо от числа аптек, существующих в данной местности, руководствуясь решениями земских собраний”15 – то, чего земства добивались с момента своего существования. Но закон предоставил земским органам лишь преимущество перед частными лицами в открытии аптек.
В 1916 г. было создано Главное управление по делам здравоохранения, вновь усилившее роль государства в управлении аптечным делом.
Анализ российского фармацевтического законодательства позволяет сделать вывод, что законодательная база аптечной деятельности обеспечивала, в основном, интересы владельцев частных аптек. Фактором, сдерживающим развитие аптек, являлось то, что для открытия аптеки требовался значительный первоначальный капитал. Кроме того, Петровская аптечная монополия 1701 г. предусматривала открытие только одной аптеки в каждом районе города, а на открытие второй аптеки требовалось разрешение владельца уже имеющейся аптеки. Аптекари препятствовали увеличению числа аптек, боясь разделить свой гарантированный доход от продажи лекарств с другими владельцами аптек. Это привело к тому, что фармацевтический рынок в России практически перестал развиваться, вследствие чего правительством в 1864 г. были изменены правила открытия аптек и установлены нормы числа жителей, количества рецептов и денежного оборота на одну аптеку. С 1873 г. правительство отменило ограничение аптечной монополии по показателю годового товарооборота и изменило в пользу владельцев аптек норму рецептов, а с 1906 г. была оставлена только норма жителей на одну аптеку и расстояние между сельскими аптеками в 7 верст. Благодаря принятым мерам в России наметился рост числа аптек. Политика правового регулирования аптечной деятельности состояла в полном ее контроле государством.
Законотворческой деятельностью по фармацевтической части в дореволюционной России занимались специалисты, не имевшие фармацевтического образования, главным образом врачи и юристы. Это обстоятельство наложило специфический отпечаток на аптечное законодательство. Регламентация чисто фармацевтических аспектов носила, в основном, формальный характер.
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 1408
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm

  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в История

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1