Архитектура и облик старой России

История, прошедшее, легенды...

Модератор: Модераторы

Архитектура и облик старой России

Пост №1  Сообщение Galinka » Пн окт 21, 2019 10:42 pm

Кто нибудь разбирается в истории и архитектуре России? В последнее время, я обнаружила бесполезность поисковиков, когда не знаешь что искать. Меня заинтересовало, как выглядела наша страна например, 200 лет назад, 150 лет назад, 100 лет. Я имею ввиду общий архитектурный облик, вся страна, а не только храмы и соборы, которых я насмотрелась в википедии. Какими были улицы, не только столичные, но вообще. Как и из чего строились дома для людей, были ли вообще многоквартирные дома например, до первой мировой? Когда начали строить нормальные дома, с санузлами, а не с деревянными удобствами. Я ведь такие застала, приходилось немного пожить в доме такого типа. Сейчас их правда, активно сносят, но они еще остались кое-где по стране... А вот кирпичные и панельные многоквартирные дома, насколько я понимаю, начали строить только лишь в советское время?
И еще интересно, на сколько лет качество жилищных условий в исторической Росси отставало от других развитых стран? То есть, интересно было бы сравнить по времени.

В общем, если у кого нибудь найдется информация, или старые фотографии, зарисовки, картины, скидывайте сюда пожалуйста. Только прошу, не надо храмов и дворцов! Меня интересует совсем не это, а то, как жила страна, простые люди в городах и пригороде. Заранее спасибо.
Galinka
Старожил
 
Сообщения: 2439
Зарегистрирован: Пн июл 05, 2010 10:54 pm

Re: Архитектура и облик старой России

Пост №2  Сообщение Stauffenberg » Пн окт 21, 2019 11:47 pm

Квартирные дома начали использовать впервые военные, если я правильно помню то во Франции времён Напалеона, может быть немногим раньше. Даже название военное такое есть с того времени "расквартировать войска" В россии соответственно намного позже.

До первой мировой был очень болшой экономический и культурный подьём. Скорее всего в это время много чего построили на местном уровне.
Если на вопрос можно ответить, то какой в нём смысл?
Аватара пользователя
Stauffenberg
Проверенный временем
 
Сообщения: 4111
Зарегистрирован: Сб дек 04, 2010 9:11 pm
Откуда: адуктО

Re: Архитектура и облик старой России

Пост №3  Сообщение ВЛАДОС » Вс мар 01, 2020 1:28 am

Изображение

Добавлено спустя 7 минут 37 секунд:
История создания этой водонапорной башни в Свердловске - Екаатеринбурге, она памятник конструктивизма.
История

15 июля 1928 года на се­ве­ре Сверд­лов­ска был тор­же­ствен­но за­ло­жен фун­да­мент бу­ду­ще­го цеха ме­тал­ло­кон­струк­ций Ураль­ско­го за­во­да тя­жё­ло­го ма­ши­но­стро­е­ния. Вме­сте со стро­и­тель­ством про­из­вод­ствен­ных кор­пу­сов на­ча­лось воз­ве­де­ние ра­бо­че­го го­род­ка по про­ек­ту, раз­ра­бо­тан­но­му спе­ци­аль­ным от­де­лом Урал­маш­строя. Мас­штаб­ная строй­ка вско­ре столк­ну­лась с де­фи­ци­том воды. Пер­во­на­чаль­но воду до­став­ля­ли на ло­ша­дях из ко­лод­цев у реки Ка­мы­шин­ка, но её ка­че­ство не со­от­вет­ство­ва­ло требованиям. Су­ще­ству­ют све­де­ния о стро­и­тель­стве вре­мен­но­го во­до­про­во­да от ручья Калиновка.

Эти по­став­ки воды не могли удо­вле­тво­рить рас­ту­щие по­треб­но­сти строй­ки и го­род­ка, и ру­ко­вод­ство Урал­ма­ша стало ис­кать дру­гие пути ре­ше­ния про­бле­мы. В это время про­фес­сор-гид­ро­гео­лог Мо­дест Клер пред­по­ло­жил на­ли­чие на бе­ре­гу озера Шу­ва­киш на глу­бине около 50 мет­ров бас­сей­на с за­па­сом ар­те­зи­ан­ской воды, от­ку­да можно было бы до­бы­вать до 5000 м³ воды в сутки. К на­тур­ным ис­сле­до­ва­ни­ям Клера не до­пу­сти­ли из-за «непро­ле­тар­ско­го про­ис­хож­де­ния» (его отец был швей­цар­ским учё­ным, эми­гри­ро­вав­шим в Рос­сий­скую им­пе­рию), и для раз­ра­бот­ки ме­сто­рож­де­ний при­гла­си­ли спе­ци­а­ли­стов Вы­со­ко­гор­ско­го ру­до­управ­ле­ния во главе с гид­ро­гео­ло­гом Алек­сан­дром Ту­ту­ни­ным. Про­бу­рив во­семь те­сто­вых сква­жин, ис­сле­до­ва­те­ли об­на­ру­жи­ли воду на глу­бине 80—100 метров.

Про­ек­ти­ро­ва­ние во­до­на­пор­ной башни и ком­му­ни­ка­ций было на­ча­ло ещё в 1928 году в про­ек­ти­ро­воч­ном от­де­ле УЗТМ, а бу­ре­ние ра­бо­чих сква­жин на озере Шу­ва­киш на­ча­лось толь­ко вес­ной 1930-го под кон­тро­лем Гор­т­ре­ста. Ра­бо­ты за­тя­ну­лись из-за по­лом­ки до­ло­та, ко­то­рое дол­гое время не могли до­стать из сква­жи­ны. По ре­ше­нию глав­но­го ин­же­не­ра Вла­ди­ми­ра Фид­ле­ра к бу­ре­нию сква­жин при­влек­ли немец­ких спе­ци­а­ли­стов. С ними за­клю­чи­ли до­го­вор на бу­ре­ние пяти сква­жин диа­мет­ром полметра. Две из них ока­за­лись ма­ло­вод­ны­ми, осталь­ных было до­ста­точ­но, чтобы уже к се­ре­дине сен­тяб­ря 1930 года пу­стить пи­тье­вую воду в ра­бо­чий по­сё­лок по вре­мен­но­му тру­бо­про­во­ду. Спу­стя год за­вер­ши­ли про­клад­ку по­сто­ян­ных ком­му­ни­ка­ций и окон­чи­ли стро­и­тель­ство пе­ре­кач­ной стан­ции и ре­зер­ву­а­ров. Этими ра­бо­та­ми в УЗТМ за­ни­ма­лась от­дель­ная груп­па под ру­ко­вод­ством ин­же­не­ра А. Г. Павлова, а го­род­ские ком­му­ни­ка­ции спро­ек­ти­ро­ва­ли ин­же­не­ры М. Е. Балакшин и А. Б. Фишман

Проект и строительство башни
В конце 1928 года ру­ко­во­ди­тель про­ект­но­го от­де­ла Иосиф Иоаки­мо­вич Ро­ба­чев­ский при под­держ­ке глав­но­го ин­же­не­ра стро­и­тель­ства УЗТМ Вла­ди­ми­ра Фид­ле­ра пред­ло­жил по­стро­ить для Урал­ма­ша во­до­на­пор­ную башню по ин­ди­ви­ду­аль­но­му про­ек­ту. Ра­бо­тать надо было быст­ро, по­это­му чле­нам от­де­ла вы­де­ли­ли всего неде­лю на раз­ра­бот­ку про­ект­но­го плана. В кон­кур­се при­ня­ли уча­стие ар­хи­тек­то­ры Пётр Оран­ский, Вик­тор Без­ру­ков и Мо­и­сей Рей­шер, ко­то­ро­му и до­ста­лась победа. В ка­че­стве ос­нов­но­го ма­те­ри­а­ла он пред­ло­жил ис­поль­зо­вать новый на тот мо­мент же­ле­зо­бе­тон, бла­го­да­ря чему кон­струк­ция по­лу­чи­лась лёг­кой и вы­де­ля­лась на фоне осталь­ных кон­курс­ных проектов[17]. По вос­по­ми­на­ни­ям Рей­ше­ра, он под­го­то­вил про­ект за одну ночь. Ин­фор­ма­ции о ра­бо­тах дру­гих участ­ни­ках кон­кур­са со­хра­ни­лось мало. Неко­то­рые ис­точ­ни­ки также упо­ми­на­ют, что в кон­кур­се при­нял уча­стие Фид­лер, ко­то­рый пред­ло­жил для башни ме­тал­ли­че­скую кон­струк­цию си­сте­мы ин­же­не­ра Вла­ди­ми­ра Шу­хо­ва.

Из­на­чаль­но Рей­шер пла­ни­ро­вал раз­ме­стить в башне мо­но­лит­ный же­ле­зо­бе­тон­ный бак объ­ё­мом 540 м², об­зор­ную пло­щад­ку на крыше, а в ос­но­ва­нии — га­зет­ный киоск и па­ви­льон ав­то­бус­ной оста­нов­ки. В ос­но­ве про­ек­та Рей­ше­ра было ма­те­ма­ти­че­ское пра­ви­ло, что для на­дёж­ной фик­са­ции гео­мет­ри­че­ско­го тела в про­стран­стве до­ста­точ­но трёх опор­ных точек. Пред­по­ла­га­лось, что ре­зер­ву­ар будет опи­рать­ся на две мо­но­лит­ные же­ле­зо­бе­тон­ные ко­лон­ны и лест­нич­ную шахту. Но в ходе до­ра­бот­ки про­ек­та от­ка­за­лись от ин­фра­струк­ту­ры пер­во­го этажа, до­ба­ви­ли круг­лые окна по фа­са­ду, вме­сто же­ле­зо­бе­тон­но­го бака было ре­ше­но ис­поль­зо­вать сталь­ной на 700 м² (по дру­гим све­де­ни­ям — до 750 м². Таким об­ра­зом ин­же­не­ры ре­ши­ли под­стра­хо­вать­ся в ра­бо­те с незна­ко­мым ма­те­ри­а­лом и до­ба­ви­ли до­пол­ни­тель­ные опоры. О двух до­бав­лен­ных ко­лон­нах Рей­шер от­зы­вал­ся кри­ти­че­ски:
« При металлическом баке перекрытие пришлось опирать на наружные стены отепления бака. Появился свод, добавилась тяжесть еще двухметровой бетонной стены, и всё это легло на консоли большого выноса, в связи с чем они получились очень мощными. »
Мос­ков­ское кон­струк­тор­ское бюро «Тех­бе­тон» под ру­ко­вод­ством ин­же­не­ра Сер­гея Про­хо­ро­ва го­то­ви­ло ито­го­вые чер­те­жи и ру­ко­во­ди­ло стро­и­тель­ством. От­вет­ствен­ным за ра­бо­ту на пло­щад­ке был М. Стру­ков. Чер­те­жи свар­но­го ме­тал­ли­че­ско­го бака вы­пол­ни­ло про­ект­ное бюро Урал­маш­строя по си­сте­ме немец­ко­го ин­же­не­ра Отто Интце, а из­го­тов­ле­ни­ем ру­ко­во­дил С. Ко­рот­ков. Бак стал пер­вой в го­ро­де сталь­ной кон­струк­ци­ей вы­пол­нен­ной тех­ни­кой элек­тро­свар­ки, а не клёпки[20]. Ра­бо­ты были по­ру­че­ны свар­щи­ку Вла­ди­ми­ру Воль­но­ву и груп­пе мо­ло­дых ра­бо­чих, ко­то­рые спра­ви­лись с за­да­чей за пять ме­ся­цев. Оцен­ку вы­пол­нен­ной ра­бо­ты до­ве­ри­ли про­фес­со­ру Ва­лен­ти­ну Во­лог­ди­ну и дру­гим вид­ным специалистам.

Среди ис­точ­ни­ков ко­чу­ет ошиб­ка, где 1929-й на­зы­ва­ет­ся годом окон­ча­ния строительства]. Пер­вые гид­рав­ли­че­ские ис­пы­та­ния про­ве­ли в све­же­по­стро­ен­ной башне 5 июня 1931 года[24]. Спу­стя час после тор­же­ствен­ной при­ём­ки и на­ча­ла ра­бо­ты днище ре­зер­ву­а­ра про­гну­лось и об­ру­ши­лось, поток воды за­то­пил близ­ле­жа­щие улицы[14]. Новое днище вы­пол­ни­ли из же­ле­зо­бе­то­на по про­ек­ту ин­же­не­ра Сер­гея Про­хо­ро­ва, в 1931 году башня была окон­ча­тель­но вве­де­на в экс­плу­а­та­цию. На этот мо­мент её бак яв­лял­ся самым круп­ным в мире.

Впо­след­ствии за про­ект во­до­на­пор­ной башни Мо­и­сей Рей­шер был удо­сто­ен знака «Удар­ник ком­му­ни­сти­че­ско­го труда». За окра­шен­ные из­ве­стью стены неофи­ци­аль­ное на­зва­ние «Белая башня» во­до­на­пор­ка УЗТМ по­лу­чи­ла почти сразу. Толь­ко один раз башня ме­ня­ла цвет — в годы Вто­рой ми­ро­вой войны как стра­те­ги­че­ски важ­ный объ­ект она была окра­ше­на ка­му­фляж­ной зе­лё­ной краской.


Осе­нью 1931 года ру­ко­вод­ство Урал­ма­ша объ­яви­ло об окон­ча­тель­ном ре­ше­нии про­бле­мы во­до­снаб­же­ния: ар­те­зи­ан­ская вода не тре­бо­ва­ла очист­ки и на всех ма­ги­стра­лях от башни дав­ле­ние до­стиг­ло че­ты­рёх атмосфер. Уже в 1932 году на озере Шу­ва­киш про­бу­ри­ли че­ты­ре до­пол­ни­тель­ные сква­жи­ны, когда стали по­сту­пать жа­ло­бы на упав­шее дав­ле­ния, а от Верхне-Ис­ет­ско­го пруда был про­бро­шен вре­мен­ный во­до­вод. Чтобы ис­сле­до­вать остав­ши­е­ся за­па­сы воды на Шу­ва­киш при­гла­си­ли гид­ро­гео­ло­гов, они при­шли к вы­во­ду, что под­зем­ные ре­зер­ву­а­ры ис­то­ще­ны из-за чрез­мер­но­го за­бо­ра и ре­ко­мен­до­ва­ли со­кра­тить по­треб­ле­ние. Это было за­труд­ни­тель­но в усло­ви­ях раз­ви­ва­ю­щей­ся ин­фра­струк­ту­ры, по­это­му в 1937 году ин­же­не­ры за­во­да по­стро­и­ли на вы­те­ка­ю­щей из Шу­ва­ки­ша реке Ка­ли­нов­ке пло­ти­ну, что не по­мог­ло и даже спро­во­ци­ро­ва­ло за­бо­ла­чи­ва­ние озера. Есть дан­ные, что в 1937 году НКВД от­кры­ло уго­лов­ное дело про­тив Фид­ле­ра, его об­ви­ня­ли в со­зна­тель­ном со­кры­тии ма­ло­во­дья на Шу­ва­ки­ше, что при­ве­ло к на­прас­ной трате денег и нехват­ке пи­тье­вой воды. Но потом ко­мис­са­ри­ат вы­яс­нил, что ин­же­нер скон­чал­ся в 1932 году, и дело закрыли.

По­треб­ле­ние воды росло с ро­стом за­во­да и жи­лищ­но­го мас­си­ва. К 1940 году, когда жилая тер­ри­то­рия до­стиг­ла 15 км², более 80 % воды по­сту­па­ло из Верхне-Ис­ет­ско­го пруда. Во время ре­кон­струк­ции сетей во­до­снаб­же­ния в Сверд­лов­ске в по­сле­во­ен­ные годы стало по­нят­но, уже скоро Белая башня утра­тит своё функ­ци­о­наль­ное зна­че­ние. На­сос­ные стан­ции на озере Шу­ва­киш были вы­ве­де­ны из экс­плу­а­та­ции в 1940-х годах, а на­сос­ное обо­ру­до­ва­ние де­мон­ти­ро­ва­ли в на­ча­ле 1960-х[27][5].

Закрытие станции и судьба башни
Башня была вы­ве­де­на из экс­плу­а­та­ции в 1960-х годах. После этого во­прос о пе­ре­обо­ру­до­ва­нии и со­хра­не­нии ком­плек­са под­ни­ма­ли раз­ные ин­стан­ции, в том числе автор про­ек­та, но меры не при­ни­ма­лись, и зда­ние вет­ша­ло. В 1970 году Белая башня была вклю­че­на в спи­сок па­мят­ни­ков со­вет­ско­го стро­и­тель­ства, ко­то­рые над­ле­жа­ло взять под го­су­дар­ствен­ную охрану. Через год Рей­шер сов­мест­но с груп­пой ху­дож­ни­ков пред­ста­вил про­ект кафе на 100 мест, под него от­во­ди­лось про­стран­ство ре­зер­ву­а­ра, над ним на крыше пред­ла­га­лось устро­ить смот­ро­вую пло­щад­ку с ки­ос­ка­ми «Мо­ро­же­ное — воды» (су­ще­ству­ет вер­сия, что Рей­шер под­го­то­вил этот про­ект ещё в 1942 году). Ад­ми­ни­стра­ция Ор­джо­ни­кид­зев­ско­го рай­о­на одоб­ри­ла пред­ло­же­ние, ди­рек­ция Урал­маш­строя была го­то­ва спон­си­ро­вать про­ект, но он не был ре­а­ли­зо­ван: про­тив был глав­ный ар­хи­тек­тор Сверд­лов­ска Ген­на­дия Бе­лян­ки­на, про­ект спи­са­ли из-за несо­от­вет­ствия нор­мам по­жар­ной безопасности. Рей­шер вспо­ми­нал, что «про­ект за­стрял у глав­но­го ар­хи­тек­то­ра Сверд­лов­ска Г. И. Бе­лян­ки­на и не может найти дверь для выхода».

В 1974 году Белую башню при­зна­ли па­мят­ни­ком ар­хи­тек­ту­ры го­су­дар­ствен­но­го зна­че­ния, и через год ин­сти­тут «Сверд­лов­ск­граж­дан­про­ект» про­вёл кон­курс на про­ект при­спо­соб­ле­ния со­ору­же­ния под дру­гие на­зна­че­ния, но это также не по­лу­чи­ло развития. В даль­ней­шем во­прос об ис­поль­зо­ва­нии Белой башни неод­но­крат­но под­ни­мал­ся в прес­се, объ­ект чис­лил­ся на ба­лан­се УЗТМ. В 1990-х годах Урал­маш пе­ре­дал со­ору­же­ние в ак­ци­о­нер­ный ка­пи­тал до­чер­ней стра­хо­вой ком­па­нии «Белая башня», ко­то­рой тоже было ин­те­рес­но от­крыть там ре­сто­ран или клуб. Ре­монт башни за­тя­ги­вал­ся «из-за нехват­ки средств», вско­ре её пе­ре­да­ли в ве­де­ние ре­ги­о­наль­но­го Ко­ми­те­та по го­су­дар­ствен­но­му имуществу.

Архитектурные особенности
Белая башня счи­та­ет­ся вы­да­ю­щим­ся при­ме­ром про­мыш­лен­ной ар­хи­тек­ту­ры пе­ри­о­да кон­струк­ти­виз­ма. Рас­по­ло­жен­ная на воз­вы­шен­но­сти 29-мет­ро­вая башня за­мы­ка­ла пер­спек­ти­ву буль­ва­ра Куль­ту­ры и слу­жи­ла про­стран­ствен­ной до­ми­нан­той рай­о­на, на ко­то­рую были ори­ен­ти­ро­ва­ли все окрест­ные со­ору­же­ния. Ис­то­ри­че­ски пла­ни­ро­ва­лось до­пол­нить ар­хи­тек­тур­ный ан­самбль рай­о­на зда­ни­ем ста­ди­о­на в схо­жем стиле, ко­то­рое спро­ек­ти­ро­вал Пётр Оран­ский, од­на­ко про­ект не был во­пло­щён. Но уже в 1970-х годах в рай­оне Урал­маш воз­ве­ли од­но­имён­ный дом куль­ту­ры, ко­то­рый пе­ре­крыл вид на во­до­на­пор­ную башню[44][42][45][26].

Кон­струк­ция башни пред­став­ле­на двумя ос­нов­ны­ми объ­ё­ма­ми: ци­лин­дри­че­ской ча­стью с диа­мет­ром ос­но­ва­ния 13,5 мет­ров, и вер­ти­каль­ным па­рал­ле­ле­пи­пе­дом, вме­ща­ю­щим лест­нич­ную клет­ку. Длина па­рал­ле­ле­пи­пе­да — 5,75 метра, ши­ри­на — 3,2 метра[46][20][11]. Внут­ри ци­лин­дри­че­ско­го объ­ё­ма рас­по­ло­жен сужа­ю­щий­ся к ос­но­ва­нию бак с во­гну­тым дном, ко­то­рый через коль­це­вую мо­но­лит­ную же­ле­зо­бе­тон­ную балку ши­ри­ной 0,6 метра опи­ра­ет­ся на че­ты­ре на­руж­ные ко­лон­ны и две внутрилестничные[20][45].

Ре­зер­ву­ар для воды стя­нут тремя же­ле­зо­бе­тон­ны­ми коль­ца­ми, рас­по­ло­жен­ны­ми на рав­ном уда­ле­нии друг от друга. Ци­линдр под­дер­жи­ва­ют шесть мас­сив­ных кон­со­лей, ко­то­рые кре­пят­ся к ос­нов­ным опор­ным ко­лон­нам и снаб­же­ны вер­ти­калть­ны­ми ри­ге­ля­ми, пе­ре­рас­пре­де­ля­ю­щи­ми на­груз­ку и по­вы­ша­ю­щи­ми жёст­кость опор­но­го коль­ца в го­ри­зон­таль­ном направлении[47]. Между ре­зер­ву­а­ром и на­руж­ной сте­ной ци­лин­дри­че­ско­го объ­ё­ма остав­лен зазор в 0,7 метра, пред­на­зна­чен­ный для тех­ни­че­ско­го об­слу­жи­ва­ния ре­зер­ву­а­ра. Чтобы под­дер­жи­вать тем­пе­ра­ту­ру воды, внут­рен­ние стены этого про­стран­ства были об­ши­ты опа­луб­кой и по­кры­ты шту­ка­тур­кой. Для за­щи­ты от ат­мо­сфер­ных осад­ков во­круг ре­зер­ву­а­ра был преду­смот­рен кар­кас­ный шатёр, вес ко­то­ро­го рас­пре­де­лён по ко­лон­нам двумя ря­да­ми ри­ге­лей. Сте­но­вое ограж­де­ние шатра вы­пол­не­но из бе­то­ни­то­вых кам­ней с ка­мы­шо­вым утеп­ле­ни­ем. В 1990-х годах под ку­по­лом бака был ор­га­ни­зо­ван сталь­ной на­стил, а де­ре­вян­ная кров­ля по­жар­ной вышки была за­ме­не­на на мо­но­лит­ный же­ле­зо­бе­тон. По со­сто­я­нию на 2016-й бак был прак­ти­че­ски пол­но­стью де­мон­ти­ро­ван, со­хра­ни­лось толь­ко мо­но­лит­ное же­ле­зо­бе­тон­ное вы­пук­лое днище[48][46][11].

По­се­ти­те­ли могут выйти с лест­ни­цы в под­соб­ное по­ме­ще­ние, на крышу и по­жар­ную вышку[49]. Под­вал ком­плек­са в плане имеет ци­лин­дри­че­ский объём диа­мет­ром 6,1 метра[21]. Крыша башни из же­ле­зо­бе­то­на, снаб­же­на па­ра­пе­том и коль­цом жёст­ко­сти непо­сред­ствен­но над окон­ной лентой[47]. Ис­кус­ство­ве­ды от­ме­ча­ют, что го­ри­зон­таль­ное и вер­ти­каль­ное лен­точ­ное остек­ле­ние до­бав­ля­ет ком­по­зи­ции вы­ра­зи­тель­ность, кон­тра­сти­руя с глу­хи­ми сте­на­ми водохранилища[22].

Современность
Пер­вый ор­га­ни­зо­ван­ный суб­бот­ник в башне про­шёл ещё в но­яб­ре 2011 года в рам­ках ар­хи­тек­тур­но­го фе­сти­ва­ля «Белая башня», ко­то­рый ор­га­ни­зо­ва­ло из­да­тель­ство Tatlin[41][8][42][6].

В 2012 году была со­зда­на об­ще­ствен­ная ор­га­ни­за­ция «Груп­па ар­хи­тек­тур­ных ини­ци­а­тив, со­бы­тий и ком­му­ни­ка­ций», по­лу­чив­шая из­вест­ность как ар­хи­тек­тур­ная груп­па Podelniki. Ак­ти­ви­сты за­яви­ли о на­ме­ре­нии вос­ста­но­вить Белую башню, вме­сте с гла­вой из­да­тель­ства Tatlin Эду­ар­дом Ку­бен­ским они ор­га­ни­зо­ва­ли круг­лый стол для об­суж­де­ния даль­ней­шей судь­бы сооружения[37][50]. Уже 19 сен­тяб­ря 2012 года фе­де­раль­ные вла­сти пе­ре­да­ли па­мят­ник в поль­зо­ва­ние об­ще­ствен­ной ор­га­ни­за­ции (при­каз № 363)[51][17][52][7][8][40].

С весны 2013-го в башне про­во­дят­ся ре­гу­ляр­ные суб­бот­ни­ки. В одном из них вме­сте с во­лон­тё­ра­ми участ­во­ва­ла внуч­ка Мо­и­сея Рей­ше­ра — Та­тья­на Бо­ри­сов­на Ка­за­чин­ская, был осу­шен под­вал и вы­ве­зе­но более 200 меш­ков бы­то­во­го и стро­и­тель­но­го му­со­ра. В ав­гу­сте 2013-го пред­ста­ви­те­ли Бран­ден­бург­ско­го тех­ни­че­ско­го уни­вер­си­те­та (нем.)русск. и сту­ден­ты Ураль­ской го­су­дар­ствен­ной ар­хи­тек­тур­но-ху­до­же­ствен­ной ака­де­мии и Ураль­ско­го фе­де­раль­но­го уни­вер­си­те­та ис­сле­до­ва­ли башню[30][53][54][7].

В 2014 году Podelniki вме­сте с Ураль­ским фи­ли­а­лом ГЦСИ под­го­то­ви­ли по­пу­ля­ри­за­ци­он­ный про­ект «Куль­тур­ные ла­бо­ра­то­рии Белой башни», на ко­то­рый Ми­ни­стер­ства куль­ту­ры вы­де­ли­ло ре­ги­о­наль­ный грант 2 млн руб­лей. Раз­лич­ные этапы этого про­ек­та про­хо­ди­ли на смеж­ных пло­щад­ках, а в самой башне по­ка­за­ли те­ат­раль­ный перформанс[55][7][39][56]. После об­сле­до­ва­ния башни и при­вле­че­ния вни­ма­ния об­ще­ства к её со­сто­я­нию Podelniki за­ня­лись кон­сер­ва­ци­ей: уста­нов­кой окон, две­рей и по­руч­ней, ре­мон­том кров­ли и на­сти­ла, про­вод­кой элек­три­че­ства. Ре­монт­ные ра­бо­ты про­хо­ди­ли в 2015—2016 годах[57][58][59][60].

С 2016 года на­ча­лись ре­гу­ляр­ные экс­кур­сии: на гран­то­вые сред­ства фонда Вла­ди­ми­ра По­та­ни­на в рам­ках про­грам­мы «Ме­ня­ю­щий­ся музей в ме­ня­ю­щем­ся мире» по­ме­ще­ние быв­ше­го ре­зер­ву­а­ра пе­ре­обо­ру­до­ва­ли для по­ка­за кру­го­вой ме­диа­па­но­ра­мы, по­свя­щён­ной стро­и­тель­ству Уралмаша[37][61][62]. Офи­ци­аль­ный за­пуск об­ще­ствен­но­го про­стран­ства при­уро­чи­ли ко дню го­ро­да — 20 августа[37][61][62][58][60][59]. В про­стран­стве Белой башни еже­год­но про­хо­дят фе­сти­ва­ли, вы­став­ки, спек­так­ли и дру­гие куль­тур­ные и об­ра­зо­ва­тель­ные ме­ро­при­я­тия, про­стран­ство участ­ву­ет в еже­год­ной ночи му­зеев[30].

Управ­ле­ние го­су­дар­ствен­ной охра­ны объ­ек­тов куль­тур­но­го на­сле­дия Сверд­лов­ской об­ла­сти при­зна­ло кон­сер­ва­цию Белой башни на­уч­ной ре­став­ра­ци­ей — это важ­ный рос­сий­ский пра­во­вой пре­це­дент в деле вос­ста­нов­ле­ния куль­тур­но­го наследия[63]. Кроме того, про­ект кон­сер­ва­ции от­ме­ча­ли жюри раз­лич­ных кон­кур­сов: в 2014-м он стал но­ми­нан­том рос­сий­ской пре­мии в об­ла­сти со­вре­мен­но­го ис­кус­ства «Инновация»[56], в 2017-м — но­ми­нан­том об­ще­на­ци­о­наль­но­го про­ек­та «При­ме­ты городов»[64].

В июле 2017-го в сол­неч­ные ба­та­реи на крыше башни по­па­ла мол­ния и по­вре­ди­ла про­вод­ку и ме­ха­низм медиапанорамы[65][66][67]. Сбор средств на уста­нов­ку мол­ние­за­щи­ты под­дер­жал бла­го­тво­ри­тель­ный фонд «Вни­ма­ние», со­здан­ный бло­ге­ром Ильёй Вар­ла­мо­вым и моск­во­ве­дом Пав­лом Гни­ло­ры­бо­вым. Этот же фонд в на­сто­я­щий мо­мент по­мо­га­ет со­брать сред­ства на пол­но­цен­ную ре­став­ра­цию — 4 млн рублей[68][69][70][30][37][71][72][73].
ВЛАДОС
Старожил
 
Сообщения: 2384
Зарегистрирован: Вс ноя 10, 2013 6:24 pm


  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в История

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0

cron